• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Книга
Статистика

Мхитарян В. С., Агапова Т. Н., Ильенкова С. Д. и др.

М.: Юрайт, 2024.

Глава в книге
Моделирование цифрового поведения индивидов

Архипов Н. В.

В кн.: Статистические методы анализа экономики и общества. 14-я Международная научно-практическая конференция студентов и аспирантов (16-19 мая 2023 г.).. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2023. С. 35-37.

Препринт
Decompounding under general mixing distributions

Belomestny D., Morozova E., Panov V.

math.ST. arXiv.org. Cornell University, 2024. No. 2405.05419.

«Измерить то, что сложно измерить»

Александр Суринов «О значении чисел и роли статистики в благополучии общества»

«Измерить то, что сложно измерить»

    Александр Суринов последние три года возглавляет департамент статистики и анализа данных НИУ ВШЭ, а до этого многие годы руководил Федеральной службой государственной статистики. Что стоит за цифрами и почему нам всем нужно это знать, Александр Евгеньевич в свой юбилей (15 сентября ему исполнилось 65 лет) рассказал «Вышке для своих».

«С математикой я дружил»

    В статистику я пришел, можно сказать, случайно. В школе любил математику, историю игеографию, не любил физику. А что такое статистика? Долгое время под статистикой понимали государствоведение (в Российской империи этот предмет преподавали люди, отвечающие за формирование мировоззрения подрастающего поколения, - директора гимназий и учителя истории). Так что, если бы не статистика, я бы, наверное, выбрал историю. Но я свой выбор сделал и в 1976 году - поступил в Московский экономико-статистический институт на факультет статистики. Нашел его неожиданно для себя. Пришел на первый экзамен (это была математика) и без подготовки сдал его. Сейчас точно не вспомню, но нужно было решить то ли восемнадцать, то ли двадцать задач. Мне это удалось. С математикой я дружил, спасибо нашему школьному учителю Серафиме Владимировне Гольфельд, преподавателю от бога. Ну а остальные экзамены проходили в традиционном формате. Да и я уже успел изучить требования вуза и был готов. Так что неожиданностей больше не случилось, поступил.

      Экономику измерять сложно. Это специфическая материя, которая требует владения определенными инструментами. В институте нас этому учили, и учили очень неплохо. Не могу сказать, что на первых курсах я с какой-то любовью относился к статистическим дисциплинам. Это пришло позже. То, что мне нравится заниматься именно экономическими измерениями, я понял, когда стал работать и учиться в аспирантуре.

     В аспирантуру я поступил на заочное. Надо было работать, содержать семью. Учили нас хорошо. Я благодарен заведующему кафедрой политэкономии Александру Дмитриевичу Смирнову, который организовал потрясающую учебную программу для аспирантов по политэкономии и приглашал читать лекции самых разных людей - от ортодоксальных марксистов до молодых ученых с широким кругозором, не стесненных официальной идеологией.

    Этот симбиоз был очень важен. Я считаю, что в области экономических наук в аспирантуре я узнал больше, чем за все годы учебы в институте. Правда, надо сказать, что к этому времени я получал знания на работе, читал довольно много специальной литературы. К тому же я уже был взрослым человеком, хотел стать специалистом в выбранной профессии.

«Я занимаюсь статистикой 47 лет»

    С первой работой мне очень повезло. Я попал в отдел межотраслевого баланса управления баланса народного хозяйства Центрального статистического управления СССР.  Межотраслевой баланс - это самый красивый инструмент, с помощью которого можно комплексно описать экономику страны. Работу в управлении баланса, которое занималось макроэкономическими расчетами, я воспринял как знак судьбы, тем более что это направление соответствовало специализации группы, в которой я учился с третьего по пятый курс. Мы (мой личный вклад, конечно, был очень скромным) делали огромную работу, но результат выдавали один раз в год. В отличие от нас, во многих других управлениях ЦСУ готовили суточную и декадную отчетность.

      Прежде чем стать заместителем начальника сводного отдела нашего управления, я успел понемногу поработать почти во всех отделах управления, и это был очень ценный опыт. Правда, тогда я этого не понимал. Позже, когда я перешел в управление социальной статистики, мне поручили кураторство над статистикой семейных бюджетов и бюро социологических обследований. Управление баланса народного хозяйства работало в основном с данными, собранными другими управлениями, а здесь в задачу входили все этапы статистического наблюдения - от сбора первичной информации и ее обработки до получения итогов, оценки их точности и распространения, включая подготовку аналитических материалов. Так что мне посчастливилось на практике познакомиться с двумя разными направлениями: работать с респондентами, оценивая их реакцию на вопросы статистических анкет, и участвовать в экономических расчетах на макроуровне. Бесспорно, все это мне пригодилось в дальнейшем.

      Если считать годы учебы в институте, получается, что я занимаюсь статистикой 47 лет. С формальным перерывом в шесть лет - с 1992 по 1998 год, когда я работал в Центре экономической конъюнктуры при Правительстве РФ (сегодня — Аналитический центр при Правительстве РФ). Директором центра был Яков Моисеевич Уринсон. Ему удалось создать творческий работоспособный коллектив, в основном из бывших работников системы Госплана СССР и Госкомстата СССР. Но по сути и там я занимался статистикой, поскольку в мои обязанности входила вторичная обработка уже собранной Госкомстатом России информации и организация собственных статистических наблюдений, направленных на количественный анализ экономики. 

      Хорошие были годы! Мы занимались интересным делом, и у меня была возможность посмотреть на официальную статистику со стороны, глазами пользователя.

«Всегда нужно задавать себе вопрос: а зачем?»

Как-то я прочел, что начало современной статистики относится ко времени, когда к данным об обществе начали применять математическую статистику (это последняя четверть XIX века). Связка экономической теории с теорией вероятностей как основа для статистики по-прежнему актуальна, но многое меняется. Резко выросли требования по оперативности. Совершенствуются концепции показателей. Уточняется терминология. Развиваются формы статистического наблюдения. Сегодня пользователям статистики нужны более детальные данные. Они хотят работать с первичной информацией и самостоятельно проводить расчеты. Не говоря уже о том, что на статистике отражаются любые перемены в обществе. Развиваются и сами количественные методы. Кратно выросли возможности статистики благодаря информационным технологиям. Появились большие данные.

       Цифровизация охватила все стороны нашей жизни. Неизменной остается только задача статистики - измерить то, что очень сложно измерить: человеческое общество и то, как оно функционирует, включая экономику, социальные отношения, демографию, финансы и прочее.

      В Книге Екклесиаста сказано: «…чего нет, того нельзя считать…» Но это не обязательно - наблюдать явление непосредственно. У статистиков есть и официальное руководство по измерению экономики, не наблюдаемой прямыми методами (или ненаблюдаемой экономики). Когда я только начинал работать в Госкомстате СССР, с моим коллегой был такой случай. Первого мая во время его дежурства (в праздники и выходные в офисе всегда оставались дежурные специалисты) позвонили по телефону для начальства. Кто был звонивший, я не знаю. Его интересовало количество банных веников, которые производят в СССР. Мой коллега был человек опытный и знал, что такой информации не существует, но по количеству бань и исходя из здравого смысла оценил запрашиваемый показатель. В результате в нашем управлении появилась отдельная папка «Статистика банных веников», где были приведены результаты расчета и описан метод оценки. Больше таких запросов, насколько я знаю, не было.

      Другой пример — из литературы. Сирил Н. Паркинсон в своей знаменитой книге описал, как из-за желания начальства узнать причины прогулов и опозданий на работу сотрудников фирмы был создан отдел статистики прогулов, который в связи с постоянно возрастающим объемом собираемой и обрабатываемой информации был преобразован в управление статистики прогулов. Благодаря работе управления начальство узнало, как прогулы и опоздания связаны с погодой, результатами футбольных матчей и прочими обстоятельствами, как в этом вопросе различается поведение мужчин и женщин. Но количество прогулов и опозданий на работу не сократилось. Это говорит о том, что оценить, измерить можно многое - правда, с разной точностью. Но всегда нужно задавать себе вопрос: а зачем, какая цель? Как будут использованы результаты? И вообще будут ли использованы?

«Мир статистики очень доброжелательный»

   Лично для меня особенно важно то, что в советской, а потом в российской статистике всегда работали компетентные люди, а сами коллективы были очень доброжелательными. В них чутко относились и к молодым, и к ветеранам, и к людям, оказавшимся в сложных жизненных обстоятельствах. Похожую ситуацию я наблюдал в коллективах органов госстатистики союзных республик и областных управлений статистики, в национальных статистических службах других стран и в статистических отделах международных организаций. С одной стороны, доброжелательная атмосфера. С другой - чрезвычайная требовательность к обеспечению качества результатов и соблюдению сроков. Мир статистики - это семья, которая дает тебе чувство, что ты не один, что у тебя есть единомышленники, союзники.

      Россия в мире статистики — страна заметная. Любое наше действие всегда рассматривается через лупу: что там у русских получается, что не получается. Когда под руководством нашего великого географа и государственного деятеля Петра Петровича Семенова-Тянь-Шанского были получены итоги первой всеобщей переписи населения нашей страны, как дань уважения людям, организовавшим на такой огромной территории сбор сведений о населении, коллеги из других стран провели Международный статистический конгресс в Санкт-Петербурге. Больше такие конгрессы ни в России, ни в СССР не собирались. Однако наше время не менее интересное.

      В 1992 году я ушел из советской статистики, как уже говорил, в Центр экономической конъюнктуры, а в 1998 году Юрий Алексеевич Юрков пригласил меня заниматься новой российской статистикой, фундамент которой закладывался в годы моего отсутствия. Мне поручили заниматься организацией работ по внедрению в российскую практику международных стандартов статистики. Я тогда осознал, что сильно отстал за шесть лет. Пришлось наверстывать. Ребята ушли далеко вперед. Когда Юрия Юркова сменил Владимир Леонидович Соколин, меня назначили его заместителем.

            Все это время мы занимались внедрением новых для России статистических наблюдений, организовывали обучение коллег, учились сами, прилагали усилия по техническому перевооружению информационно-вычислительной сети Росстата. С благодарностью вспоминаю помощь коллег из других стран, которые постоянно нас консультировали. Особенно важно было понять именно практическую сторону вопроса. В российской статистике квалификация персонала всегда была на высоте, а временное отсутствие необходимых знаний восполнялось ответственным отношением к делу, настойчивостью и желанием учиться. Поэтому упор делали на обучение в статслужбах, и особенно важно было изучить опыт коллег из бывших социалистических стран, которые прошли этот путь раньше нас.

«Почти все мои задумки в статистике удалось реализовать»

       Для меня самым большим вызовом в карьере стали переписи населения 2002 и 2010 годов. Оказывается, до этого я многого в жизни не знал. Я был рафинированным статистиком, дело которого - собрать информацию, обработать, откорректировать ошибки, распространять итоги и их интерпретировать. А тут нужно было практически с нуля создать инфраструктуру переписи, включающую подготовленный персонал, вычислительные мощности, нормативно-правовое обеспечение и многое другое, вести организационную и административную работу. Это большая операция: найти несколько сотен тысяч переписчиков, обучить за несколько дней, оценить знания, принять на работу, дать задание, проверить исполнение и после этого с ними расплатиться. А платили мы немного, точнее - очень мало. На такую зарплату в Москве и Санкт-Петербурге, где традиционно высокие заработки, найти людей было проблемой, хотя в некоторых регионах стояли очереди из желающих. Так, например, уже в 2014 году, когда Крым вошел в состав России, мы в октябре того же года проводили на полуострове перепись населения. При мне знакомые звонили руководителям территориальных органов с просьбой взять на работу переписчиком. От желающих не было отбоя!

      Я благодарен судьбе за то, что почти все мои задумки в статистике удалось реализовать. Мы смогли внедрить систему выборочных статистических обследований населения по социально-демографическим проблемам. Шли к этому много лет, но теперь в России есть самая разнообразная информация о жизни людей, касающаяся их доходов, расходов, потребления, работы, использования времени, суточного рациона питания и факторов риска, репродуктивного поведения и взаимоотношений с системой образования, здравоохранения, социальной защиты и многих других аспектов.

      Не могу не сказать, что нам удалось за 10 лет реализовать практически все основные требования системы национальных счетов 2008 года в российской макроэкономической статистике. Мы смогли восстановить практику регулярного составления базовых таблиц «Затраты - выпуск» (в СССР эти таблицы назывались межотраслевым балансом).  Слова особой благодарности Евгению Григорьевичу Ясину за всемерную поддержку в этом вопросе. Проблема до его вмешательства не решалась несколько лет.

      Из того, что не удалось, но очень хотелось сделать, - два статистических наблюдения: обследование немедицинского потребления наркотиков и обследование виктимизации. Вопросы, связанные с тематикой первого обследования, частично изучаются в других обследованиях Росстата. А вот что касается второго, здесь белое пятно. То есть мы знаем уровень зарегистрированной преступности (на основе полицейской статистики), но латентную преступность, когда преступление не регистрируется по разным причинам, мы не знаем. Хотя на этот счет есть рекомендации ООН. Мы проводили один раз подобное обследование совместно с Академией МВД СССР в 1990 году. Правда, не во всех союзных республиках, но в РСФСР провели. Это очень дорогостоящая работа, и повторить ее в условиях нового времени нам, к сожалению, не удалось.

«Каждое число надо разбирать»

      Помню, однажды в процессе обсуждения динамики смертности с депутатами мне был задан вопрос: «А что же у вас душа не болит?» Я был несколько озадачен, а человек, который меня туда привел, объяснил: «А как ты хотел? Это их избиратели, а ты “миллион туда, миллион сюда”». На самом деле, конечно, когда я смотрю на числа и вижу, что рождаемость растет, а смертность падает, меня это, как любого нормального человека, радует. Или возьмем такой аспект, как бедность. Мы же понимаем, что в разных странах разные критерии бедности. Поэтому мы смотрим тенденцию: когда она сокращается - хорошо, когда растет, бывали у нас и такие времена, - плохо. Есть такой показатель, характеризующий неравенство по доходам, - коэффициент Джини. Сейчас в Словакии и в Чехии, например, он такой же, как был у нас во времена СССР. Там смогли сохранить доходное неравенство на приемлемом уровне. А у нас этот показатель теперь почти как в США, где общество изначально ориентировалось на неравенство. Мне, человеку, который вырос с другой философией, это не нравится. Но дальше я рассчитываю варианты этого коэффициента, то, как влияет на него налоговая система, социальные выплаты, и вижу, что государство с помощью налоговой и социальной политики выравнивает доходное неравенство. Это я к тому, что значение каждого показателя должно быть разобрано, чтобы можно было понять, что стоит за числовым выражением.

«Статистик должен вести просветительскую работу»

      Так вышло, что я всю свою жизнь территориально работал в одном месте. ЦСУ (Госкомстат) СССР и Росстат — это Мясницкая, 39 (в советское время — Кирова, 39). Центр экономической конъюнктуры расположен буквально через пару домов, по адресу Сахарова, 12. И кафедра статистики в НИУ ВШЭ долгое время базировалась на Мясницкой.

      Я пришел в Вышку в 2003 году в качестве приглашенного профессора, а сейчас, помимо того, что провожу занятия, я руковожу департаментом статистики и анализа данных, являюсь директором по статистическим исследованиям университета и академическим руководителем магистерской образовательной программы «Статистический анализ в экономике». Не могу сказать, на своем ли я месте, нет ли. Кто-то другой должен это оценить - начальство, коллеги. Мне нравится преподавать, хочется донести до ребят свои знания и опыт, помочь в написании ВКР. Подготовка к занятиям повышает собственную квалификацию преподавателя. Есть и второй момент. Мне приходится быть в курсе всех последних решений в мире статистики, знакомиться с материалами Статистической комиссии ООН, Конференции европейских статистиков, Комитета по статистике Азии и Тихого океана, МОТ, МВФ, Всемирного банка. Необходимо постоянно следить за новациями в жизни российской статистики и стран СНГ. Все новое нужно донести до студентов, ведь они - работники будущего и то, что сегодня обсуждается, завтра будет внедрено в практику.

      Я убежден, что статистик должен вести просветительскую работу, объясняя обществу, что такое статистический метод и как использовать результаты статистических измерений. Любой человек может однажды стать участником статистических наблюдений, респондентом или пользователем статистики. Поэтому нужно объяснять респондентам пользу статистики для общественного блага, важность полных и правдивых ответов, а потребителям - возможности и ограничения статистического метода.