• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Мероприятия
Семинар состоялся. Опубликованы материалы семинара 

В НИУ ВШЭ состоялся "круглый стол" по обсуждению изменений в регулировании рыночного риска

В рамках круглого стола PRMIA (Professional Risk Managers' International Association) с участием почти ста представителей банковского сектора России обсуждались предлагаемые изменения в регулировании рыночного риска, принимаемого банками.

24 мая 2018 г. состоялось заседание «круглого стола» российского отделения международной ассоциации профессиональных риск-менеджеров (PRMIA), на котором Алексей Лобанов, директор Департамента банковского регулирования Банка России, сделал доклад о предлагаемых изменениях в регулировании рыночного риска, принимаемого банками, которые были изложены в консультативном документе Базельского комитета по банковскому надзору. Изменения в регулировании, которые были рассмотрены в ходе «круглого стола», были начаты еще в 2012 г., когда А. Лобанов выступил с первым сообщением о нем в Высшей школе экономике. Следующие изменения были вынесены им на обсуждение в сентябре 2017 г., о чем подробнее можно прочитать здесь. В «круглом столе» 24 мая приняло участие 87 человек из более чем 30-ти кредитных организаций, не ограниченных Москвой, но также и из Нижнего Новгорода и Санкт-Петербурга. По итогам «круглого стола» был подготовлен консолидированный ответ от российского банковского сообщества, который был направлен в Базельский комитет.

В рамках доклада А. Лобанов подробно раскрыл предысторию и постановку пяти вопросов, ответы на которые в первую очередь интересуют экспертов Базельского комитета.

Во-первых, нужно ли создавать больше интервалов (buckets) для расчета процентного риска со своими коэффициентами взвешивания по риску? В частности, необходимо ли давать банкам право переопределять данные интервалы? А. Лобанов отметил, что без такого права внутренние модели сложно будет называть таковыми. Поэтому в консолидированном ответе было рекомендовано сохранить за банками право определения интервалов самостоятельно.

Во-вторых, не является ли ограничивающим требование о признании инструмента ликвидным, если по нему есть, как минимум, 24 наблюдения с частотой не реже одной котировки (цены) в месяц? А. Лобанов рассказал об инициативе регуляторов отдельных стран, когда банки объединяются и формируют пулы данных (например, по внебиржевым сделкам); а представители надзорных органов аудируют уже такие пулы. В рамках обсуждения было решено привести пример итогов торгов облигациями компании Роснефть (RU000A0ZYJH7), которые считаются ликвидными, но по которым не было котировок более месяца, а именно с 18 апреля по 28 мая 2018г.

В-третьих, какую статистику использовать для сравнения распределений в тесте для проверки точности работы внутренней модели: критерий хи-квадрат или Колмогорова-Смирнова? В результате дискуссии большинство высказавших свое мнение отдали предпочтение статистике хи-квадрат.

В-четвертых, как необходимо выбрать коэффициенты взвешивания по риску для текущего подхода к оценке валютного и общего процентного рисков? А. Лобанов объяснил, что Базельский комитет отказался от разработки дополнительного упрощенного стандартного подхода к оценке рыночного риска (что обсуждалось в сентябре 2017 г.), решив перекалибровать параметры в рамках существующего подхода, основанного на «Базеле II».

В-пятых, каким будет общий эффект от применения нового стандарта? А. Лобанов разъяснил, что изначальная цель Базельского комитета состояла в том, чтобы требования к капиталу согласно подходу на основе внутренних моделей и по новому стандартному подходу соотносились в среднем как 1 к 1,5. По итогам расчетов, проведенных по завершении «круглого стола», был сделан вывод, что применение перекалиброванного действующего стандарта может в среднем привести к полутора-двукратному росту оценки рыночного риска, что по российской банковской системе эквивалентно снижению достаточности капитала на 8-20 базисных пунктов в терминах Н1.0.

При обсуждении доклада были сделаны дополнительные комментарии. В частности, было высказано предложение использовать определение бизнес-модели для разделения инструментов на торговый и банковский портфели.

Подводя итоги круглого стола, А. Лобанов заметил, что, хотя размер банковской системы России мал по мировым меркам, к содержательным комментариям с нашей стороны все же прислушиваются в Базельском комитете. Он также подчеркнул, что в перспективе хотелось бы увидеть и в России банки с внутренними моделями, используемыми в регуляторных целях для оценки рыночного риска.

 

 

Фотография с мероприятия: