Проектно-учебная лаборатория экономической журналистики

Ставки сделаны: в Вышке подвели итоги конкурса по предсказанию лауреатов Нобелевской премии по экономике

У факультета экономических наук НИУ ВШЭ особое отношение к Нобелевской премии. ФЭН проводит ежегодный конкурс по предсказанию лауреатов Нобелевки  по экономике. О том, угадал ли кто-то нобелиатов в этом году, и о том, как ученые оценивают вклад нынешних победителей премии в развитие современной экономики, — в материале HSE Daily.

Ставки сделаны: в Вышке подвели итоги конкурса по предсказанию лауреатов Нобелевской премии по экономике

nobelprize.org

Угадать победителя

Нобелевский комитет Королевской академии наук в Стокгольме 10 октября торжественно огласил имена лауреатов премии памяти Альфреда Нобеля в области экономики за 2022 год. Ими стали экс-председатель ФРС (с 2006 по 2014 год) Бен Бернанке, профессор финансов Чикагского университета Дуглас Даймонд и профессор финансов и банковского дела в Университете Вашингтона Филип Дибвиг. Как отмечается в релизе комитета, научная работа лауреатов — их «исследование банков и финансовых кризисов» — заложила основы современного банковского регулирования.

Выбор Нобелевского комитета не стал неожиданностью как минимум для трех человек — победителей ежегодного конкурса на самый точный прогноз лауреатов Нобелевки, который проводит факультет экономических наук НИУ ВШЭ. В состязании, кстати, традиционно участвуют все желающие, а не только сотрудники и учащиеся самого факультета. Так, поделилась заместитель декана ФЭН по работе со СМИ Татьяна Солюс, в этом году почти треть конкурсантов представляли университеты, компании и государственные органы со всего мира: Гарвард, Стэнфорд, Оксфорд, Лондонская школа экономики, Беркли, UBER и даже Министерство юстиции США.

«Джекпот» сорвали трое:

√ Татул Айрапетян, студент Российской экономической школы (РЭШ);

√ Марк Овадия (Marc Ovadia), исследователь из Иллинойсского университета (США);

√ Диего Рестрепо Тобон (Diego Restrepo Tobón), доцент Школы экономики и финансов Universidad EAFIT (Колумбия).

Наградой стали книги научного руководителя НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова и директора Института институциональных исследований (ИНИИ) заслуженного профессора ВШЭ Марии Юдкевич: «Университеты в России: как это работает» — для победителя из России и “Higher Education in Russia” — для победителей из других стран.

Ставки в память о Бремзене

Конкурс нобелевских предсказаний существует в Вышке всего два года — это практика, которую ФЭН перенял у Российской экономической школы.

«Когда я пришла на факультет и предложила такую идею коллегам, выяснилось, что подобный конкурс уже проводится Андреем Бремзеном в РЭШ», — делится Татьяна Солюс. Позже, когда Андрея Бремзена — талантливого популяризатора экономических наук и организатора интеллектуальных соревнований — не стало, ФЭН перенял традицию и назвал конкурс предсказаний результатов в честь его автора — профессора Андрея Бремзена.

Сама же идея интеллектуального тотализатора зародилась в далеком 2004 году. Тогда профессор РЭШ Андрей Бремзен предложил коллегам и выпускникам РЭШ угадать лауреата Нобелевской премии по экономике. Для подогрева интереса нужно было сделать денежную ставку — 25 рублей, сам Бремзен вносил 100 рублей. Банк делился поровну между всеми угадавшими, а в случае отсутствия победителей все деньги получал сам Бремзен. Со временем на смену денежным ставкам пришла традиция дарить победителям книги.   

Андрей Бремзен известен в научных кругах своей публичной просветительской деятельностью. Окончив магистратуру РЭШ в 1999 году, он уехал в Массачусетский технологический институт (MIT), где получил степень PhD по экономике. А потом вернулся обратно в Москву. «Он был патриотом в хорошем смысле этого слова. Да и РЭШ тогда быстро развивалась — он видел там большие перспективы», — делится его многолетний коллега, доцент факультета экономических наук НИУ ВШЭ Сергей Степанов.

Не только вертолетные деньги

Один из победителей конкурса ФЭН этого года, доцент из Колумбии Диего Рестрепо Тобон, рассказал нашему корреспонденту, что наткнулся на конкурс ФЭН совершенно случайно, когда изучал в интернете прогнозы экспертов о нобелиатах по экономике. «В 2008/09 году я читал курс по экономическому анализу финансовых кризисов, где модель Даймонда — Дибвига была основной для объяснения работы банков. И в это же время был свидетелем того, как Бен Бернанке спасал большие банки, как и предсказывала эта модель», — рассказывает Тобон, который сделал ставку именно на Дугласа Даймонда.

«Я не думал, что Бернанке тоже получит премию, — признается ученый, — потому что он является противоречивой фигурой из-за чрезмерной политики количественного смягчения (Бен Бернанке считается основателем политики количественного смягчения, которая заключается в покупке центробанком долгосрочных гособлигаций с целью снижения процентных ставок и стимулирования экономики. Такую политику часто ассоциируют с вертолетными деньгами и обвиняют в разгоне инфляции. — Ред.), которую он внедрил на посту председателя ФРС США. Но постфактум я считаю, что он тоже заслужил премию».

Вклад исследований лауреатов заключается не в вертолетных деньгах, а в раскрытии особой природы банковской деятельности, которая по-разному проявляется во время экономической стабильности и в периоды кризисов, поясняет заместитель директора Института институциональных исследований, старший научный сотрудник Международной лаборатории институционального анализа экономических реформ Мария Семенова. «Природа банка, с одной стороны, состоит в его эффективности как финансового посредника в деле трансформации сбережений в инвестиции, а с другой — в его хрупкости перед внешними и внутренними шоками, которая особо опасна тем, что достаточно легко передается в реальный сектор», — подчеркивает эксперт.

Понимание роли банков в том виде, который предложили лауреаты, стало фундаментом для современного регулирования банковского сектора. В частности, это проявляется в «регулятивной заботе». «Если взглянуть на новшества «Базеля IV» (документ, содержащий рекомендации в области банковского регулирования, разработанный представителями ЦБ крупнейших стран. — Ред.), появившегося в конце 2021 года, то нетрудно заметить, что регуляторам предлагаются усовершенствованные способы оценки кредитного риска, сокращающие свободу банков в использовании для этого своих собственных, внутренних, моделей. Например, даже если банк основывает свои оценки на моделях внутренних рейтингов, размер взвешенных по риску активов — основа для расчета достаточности капитала для покрытия кредитных рисков — не должен быть менее 72,5% их величины, рассчитанной на основе универсального, стандартизованного подхода», — пояснила Мария Семенова.

Заслуга лауреатов заключается также и в объяснении феномена набега вкладчиков — массового закрытия вкладов в банке, которое может разрастись в банковскую панику и стать причиной финансового краха, — и разработке мер по его предотвращению. Так, система страховых вкладов была предложена Даймондом и Дибвигом еще в 1983 году и на сегодняшний день введена в большинстве государств, а кризис COVID-19 стал примером того, как регуляторам различных стран мира удалось спасти банковский сектор ex poste.

«Меры регуляторов в пандемию можно условно разделить на две группы. Во-первых, это разнообразные меры поддержки клиентов банков — от различных типов снижения финансового бремени (отсрочка, отмена или сокращение налоговых выплат, аренды и т.п.) до прямых адресных выплат. Эти меры помогают справиться с риском нехватки ликвидности и со скачком кредитного риска», — добавляет Мария Семенова. Вторая группа мер — меры, направленные на поддержку самих банков: субсидии кредитным организациям, смягчение требований по раскрытию информации о качестве кредитного портфеля. «Эти меры, которые поддерживают стабильность банков и снижают риск банковской паники, можно считать соответствующими идеям нобелевских лауреатов — 2022», — заключила эксперт.

Фундаментальность работ Даймонда, Дибвига и Бернанке для регулирования банковской сферы и достижения эффективного финансового посредничества трудно переоценить, особенно в условиях высокой волатильности мировых финансовых рынков, неопределенности векторов развития мировой экономики, нестабильности макросреды и непредсказуемости новых кризисных явлений, отмечает доцент департамента мировой экономики НИУ ВШЭ, эксперт в области банковского сектора и политики международного банковского регулирования Эдуард Джагитян. Вместе с тем было бы наивным полагать, что существующие инструменты, методы и механизмы регулирования полностью избавят банковский сектор от рисков.

«Главное в политике международного банковского регулирования — уметь своевременно идентифицировать риски и иметь наготове инструменты, которые могли бы нейтрализовать их последствия как для банковской деятельности, так и для финансовой стабильности. А это и есть квинтэссенция работ нобелевских лауреатов по экономике 2022 года», — отмечает Эдуард Джагитян. Исследования Даймонда, Дибвига и Бернанке были обусловлены нарастанием процессов экономической и финансовой глобализации и отсутствием барьеров для международного движения капитала. В этой связи, подчеркивает эксперт, их выводы актуальны для банковских систем стран, активно вовлеченных в эти процессы.