• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Публикации
Глава в книге
MADE IN ITALY:СЛИЯНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ В ДИЗАЙНЕ

Николюк Д. П.

В кн.: Межвузовская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов им. Е.В. Арменского. МИЭМ НИУ ВШЭ, 2018. С. 256-257.

Зачем нам эти подозрительные курсы?

Юлия Горбатова читает на Совместной программе по экономике НИУ ВШЭ и РЭШ курсы Логика и Критическое мышление. Студентка Совместной программы Елена Томулец узнала, зачем они нужны экономистам, а также, какие у Юлии научные интересы и хобби

Почему именно ваши курсы нам нужны? 
Во-первых, я люблю свою работу. Я логик по специальности, и я считаю, что это очень важно. Тут, конечно, есть сложности всегда, потому что мы часто говорим: «Жизнь такая нелогичная. Зачем нам логика? Мы и так прекрасно справляемся». Или наоборот, «Я уже очень хорошо рассуждаю. Зачем нам эти подозрительные курсы?»
Но, как правило, практика показывает, что научиться понимать механизмы того, как ты рассуждаешь и как рассуждают другие, не делает твои рассуждения хуже, обогащает арсенал того, что имеется. Есть люди, которые способны к рассуждениям, действительно у них хорошо получается у самих, есть те, кто не очень способен сам.
И курс логики, и курс критического мышления (По-разному, потому что логика – это формальная наука, это много формул и серьезных всяких задач, а критическое мышление – это курс во многом игровой и мало напоминающий классический.) – оба эти курса направлены на то, чтобы помочь не обязательно студенту, любому человеку, овладеть достаточно большим арсеналом навыков, умений, способов хорошо рассуждать согласно ситуации, в которой он находится. Потому что в разных ситуациях мы по-разному ведем беседы и по-разному строим наши аргументы.
Курсы учат не лезть долго за словом в карман. Не в плохом смысле этого слова: вот нахамил быстро и расстались, а наоборот, уметь сосредотачиваться, чувствовать себя уверенно, правильно строить само рассуждение, быть уверенным в том, что оно правильное. Не то, что хочется, чтобы оно было правильное, оно действительно правильное и корректное. Мне кажется, что это важные и полезные навыки, которые не помешают точно никому, в частности студентам Совместной программы по экономике НИУ ВШЭ и РЭШ (далее - СБ). 


Курсы учат не лезть долго за словом в карман. Не в плохом смысле этого слова: вот нахамил быстро и расстались, а наоборот, уметь сосредотачиваться, чувствовать себя уверенно, правильно строить само рассуждение, быть уверенным в том, что оно правильное

Горбатова Юлия Валерьевна
Преподаватель СБ, Школа философии: Доцент

 


Насколько будет интересно студенту, уже прослушавшему один ваш курс, взять другой? 
В этом году я впервые читала на СБ Критическое мышление, у меня, наверное, четверть студентов были те, которые слушали до этого Логику. Пересечений мало, есть несколько тем всего, буквально из всего семестра, может, занятий четыре-пять, которые повторяются, но все равно в другом ключе, в другом ракурсе, поэтому я думаю, что будет интересно в любом случае. И задания разные, и подходы разные. Сами занятие проходят по-разному. Я постаралась сделать так, чтобы…

Чтобы другой курс все-таки был? 
Ну да, читать два раза подряд одно и то же с другим названием – это все-таки очень странно, да?


Как давно вы ведете курс логики на СБ? 
Я тут как раз пыталась вспомнить… И не могу! Мне кажется, это был четвертый год.


А студенты СБ меняются год от года? 
Нет, они всегда очень сильные, умные, требовательные. Всегда надо готовиться очень серьезно в сравнении с другими студентами. Они обязательно посмотрят программу, посмотрят на формулу осмысленными глазами, «так вот у вас здесь написано». Я, когда первый раз вела, была поражена тем, насколько они вдумчивые, прямо в горло вгрызаются преподавателю, говорят: «Мы следим за вами!». Это очень организует, мне это очень нравится. Очень нравится, что такие замотивированные ребята. Они действительно выбрали, они серьезно к этому подходят, и я считаю, что эта система сама по себе очень хороша, когда студент может выбирать то, что он считает нужным. И преподаватель понимает, что он пришел к тем, кому действительно нужно знание, а не просто им навязали этот курс, и теперь «вот здравствуйте, мы с вами связаны узами». И то, что ребята всегда считают, как для них выгодно, что можно делать, а что не надо делать – это ведь тоже часть критического мышления, тоже хорошо. И тебя начинают любить больше, чем просто какое-то странное уважение к преподавателю выражать. Мне это очень нравится, что они такие вот… себя любят, себя уважают, и это, мне кажется, очень хорошо сказывается на качестве курсов. 

А год от года нет, все такие же! Что можно будет делать, что хочешь, –  нет такого!


Что вы считаете самым важным в своей работе? 
Мне очень нравится то, чем я занимаюсь, и мне хочется этой любовью поделиться, заразить. Показать, как это здорово, такой вот аспект мира. Этому тоже можно удивляться, радоваться, получать удовольствие.


В какой области лежат ваши научные интересы? 
У меня странная ситуация, потому что собственно прямо вот логикой я уже очень давно не занимаюсь, хотя, конечно, люблю. Как-то так получилось, что лет восемь назад, наверное, в поисках темы для диссертации мне наш декан Алексей Михайлович сказал: «Юля, ваши формулы – их так много! Куда вы с ними?» Ну он был деликатен, я сейчас очень сокращаю его речь и делаю ее грубой, он был очень вежливым, но он сказал: «Чтобы ускорить процесс, вам, может, немножечко отвлечься? Так чтобы и формулы были, но и чем-то другим заняться». Я занялась очень странной областью – он мне, собственно, и подсказал – так называемой аналитической теологией. Это такое направление в современной философии. Собственно говоря, рассматриваются классические теологические вопросы, но в таком, достаточно формальном, логическом, занудном ключе. Необязательно быть верующим человеком, я как раз человек неверующий, рассматриваю это как языковые упражнения. Логика и критическое мышление именно этим занимаются. Как используется наш язык? Язык – очень сложный инструмент, очень богатый инструмент с довольно неожиданными ограничениями, в очень странных местах бывает. И вот обсуждение таких странных тем – оно помогает иногда выявить очень странные ограничения своего языка. Так что это очень интересная область. Я этим как могу, так и занимаюсь. Наверное, не лучшим образом, потому что это такая американо-английская традиция, они давно этим занимаются, а у нас она молодая.


Например, вопросы существования бога изучаются? 
Ну да, в частности и они. Началось все это где-то в шестидесятых годах прошлого века, когда первым и самым популярным до сих пор направлением оказались попытки доказать Онтологический аргумент Ансельма. Он имеет много вариаций, возникших на протяжение веков, но вот тут все очнулись: «О! У нас теперь есть в логике мощный формальный аппарат (логика предикатов появилась на рубеже XIX-XX веков) – можно теперь все формулами записать! Все что раньше было словами сейчас как формализуем, и все станет просто как 1, 2, 3, 4, докажем, что бог существует». С тех пор и доказывают разными способами. Потом появились разнообразные формализации для неклассических логик, а все-таки бог – это очень специфический объект, его существование сложно доказывать в классической логике. Вообще отдельный вопрос: что значит доказывать в логике существование объекта? Логика занимается языком, а объект существует за его пределами. Но, с этой поправкой, можем ли мы такое доказать непротиворечивым образом? В частности, таким вопросом занимаются.


А кого почитать можно про аналитическую теологию? 
Меня можно почитать!


В науку новую приятнее не через статьи, а через нон-фикшн входить. 
Да статьи не такие сложные сами по себе, они и есть как нон-фикшн.


Ну теперь традиционное остается – ваши хобби! 
У нас с мужем в основном общие хобби. Мы ходим в походы, сплавляемся на катамаранах, на байдарках, в последнее время нам нравится Камино (прим.: Эль Ками́но де Сантья́го – паломническая дорога в Испании). У нас есть дача, там мы любим время проводить. Еще я люблю крестиком вышивать. Еще у нас собаки есть, мы их тоже любим. У нас и дети есть, их тоже любим! Но это уже и не хобби.


Много хобби у вас с природой связанных. Почему так, как думаете?
Кстати, фотографировать еще люблю. А на природе – там все как-то немножко по-другому, это хорошая возможность отдохнуть. Ну и для философа вообще полезно прочистить мозги, подумать о чем-то. Освободить место, чтобы туда смогла влиться какая-то новая мысль.