• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Публикации
Глава в книге
MADE IN ITALY:СЛИЯНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ В ДИЗАЙНЕ

Мюллер Веласкес Д. П.

В кн.: Межвузовская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов им. Е.В. Арменского. МИЭМ НИУ ВШЭ, 2018. С. 256-257.

Делайте то, что вам интересно, не идите на компромисс

Студентка программы Экономика Ольга Ушакова беседует с научным руководителем факультета экономических наук Владимиром Сергеевичем Автономовым о пути в науку, учебе, истории факультета экономических наук, и получает совет для нынешних студентов

Как Вы выбрали экономику?

Интересный для меня вопрос. Это не был для меня однозначный выбор. В школе я был круглым отличником, интересовался географией, языками. Меня увлекали разные страны – покупал серии книжек про социально-экономическое положение разных стран, читал их с удовольствием.

Мои родители обратили внимание на объявление о приеме в Экономико-математическую школу при экономическом факультете МГУ. Я сдал экзамен и прошел собеседование, и меня туда зачислили. Только попав туда, я решил связать себя с этой деятельностью, во-первых, потому что я увидел, какие люди там работают. Надо сказать, что Экономико-математической школе в прошлом году исполнилось 50 лет, то есть это заведение с огромными традициями, а когда туда попал я, ему было только 4 года. Суть была в том, что студенты факультета учили школьников тому, что им самим было интересно. Никакие взрослые дяди и тети из регулирующих органов по возможности не вмешивались в их деятельность. Благодаря активности и творческой деятельности Л.М. Григорьева, ныне работающего в Вышке, удалось создать свободный коллектив по интересам. Никаких гарантий поступления это не давало, никакой платы студентам не доставалось, кроме удовольствия от общения с ребятами. Когда я посмотрел на тех людей, которые там преподавали, мне захотелось заниматься тем, чем занимаются они.

Второй важный фактор, определивший мой выбор, была попавшаяся мне на глаза книга А.В.Аникина «Юность науки». Я прочел эту книжку, и мне стало интересно, что людей, таких как Аристотель и Кенэ, в разные эпохи волновали одни и те же вопросы. К тому времени относится также возникновение моего интереса к истории экономической мысли. Однако мои ожидания по поводу обучения на экономическом факультете не полностью оправдались: то, чему нас там учили, было достаточно скучно. Самым интересным было изучение «Капитала» Маркса. Его изучали 3 года, читали без учебников и пособий. Это сложный, тяжелый текст, но это была очень хорошая школа – дать семнадцатилетним ребятам текст, который им не под силу, ведь требуется философский бэкграунд и богатство мысли, которое нашему возрасту было недоступно. Но таким образом мы получали определенные навыки и интерес к науке.

Как Вы пришли в науку?

Другое мне на ум не приходило. Моя сестра занималась наукой. Идея того, что можно жить, изучая теории, сочиняя книжки, давая лекции, казалась мне естественной. Кроме того, в советское время наука была очень престижным занятием. Это творческая работа, за которую не очень много, но платили, этим можно было заниматься всю жизнь – сидеть в академическом институте, исследовать интересные тебе вещи и быть обеспеченным. К практике меня никогда не тянуло.

Помню, на 3 или 4 курсе мне сказали, что есть возможность пойти работать в Интурист. Это привело меня в ужас. Зачем мне идти работать в Интурист? Что я там буду делать? Предложения заняться практической деятельностью меня смущали. Я думаю, это мой врожденный интерес. Меня привлекает возможность исследовать не столько явления, сколько мысли других людей. Книга Аникина создала образ того, чем можно заниматься.

Как изменился факультет за годы Вашей работы?

Когда я начинал работать, факультет выглядел совершенно иначе. Сперва произошли количественные изменения: он был совсем крошечным, он был единственным в университете. Статус наш за это время сильно изменился: в то время, когда я приходил сюда, Вышка еще была колоссально быстро развивающимся стартапом, а потом мы начали быстро взрослеть, и в первую очередь, это заслуга нашего ректора. Он захотел сделать из Вышки университет мирового уровня, и мы видим, как он к этой цели постепенно приближается. Возникали новые кафедры, стали появляться проекты двойных дипломов, наши международные позиции стали крепнуть.

В чем разница между Вышкой и МГУ?

Меня очень часто спрашивают об этом родители абитуриентов. Экономический факультет МГУ нам наиболее близок из всех существующих. И они, и мы стремимся дать конвертируемое международное экономическое образование. Но те преподаватели, которые в свое время учили меня в 1972, до сих пор учат студентов.

Нам было легче, мы развивались на пустом месте. Из того же МГУ мы взяли очень много людей, но тех, кто хотел осваивать новое – ездить в Голландию, ездить во Францию, в Лондонскую школу экономики, слушать там лекции, сдавать зачеты, то есть осваивать западную экономическую теорию, которую в то время мы почти не знали.

На наш взгляд, в этом плане мы больше продвинулись, чем наши уважаемые коллеги. Я их очень люблю и уважаю, это моя альма-матер, но наш факультет мне нравится больше.

Какие интересные случаи за годы преподавания с Вами происходили?

Я люблю студентов, отношусь к ним с пониманием и сочувствием. Но запоминаются те ребята, с которыми произошел научный контакт. Их очень мало, но есть те, с которыми мы стали настоящими соавторами и сотрудниками.

Была у меня студентка Лиза Бурина, которая пришла ко мне писать курсовые, и выяснилось, что нам интересны одни и те же вещи. Сейчас она заканчивает магистратуру в Сорбонне, и надеюсь, что мы и дальше будем с ней сотрудничать. Она человек живой, интересующийся, ей достаточно дать идею, а она принесет готовую разработку. Я люблю работать с ребятами в режиме обратной связи, когда мы друг друга обогащаем.

Сейчас у меня есть очень талантливый парень на 4 курсе, этот человек - уже наш коллега, с ним можно сотрудничать. Далеко не все интересуются нашей областью, я это понимаю. Эти знания далеко не всегда могут пригодиться в работе, но они значительно расширяют кругозор, дают понимание о тех странах, где работали выдающиеся экономисты.

Я стараюсь ребятам рассказывать интересно. Я, наверно, не самый строгий преподаватель – возьмет человек эти интересные вещи, ему будет хорошо. И мне кажется, что я ребят убеждаю. Каждый год в конце читаемого мною курса я получаю сотни эссе – и каждый раз радуюсь отдаче. Я очень рад, что перестал быть деканом, и смог посвятить себя научной работе и подготовке к лекциям, общению со студентами. Когда я вижу глаза ребят, вижу, что они со мной, что они меня понимают – это самая большая награда.

Какой совет Вы бы дали нынешним студентам?

У меня всегда один совет для студентов – делайте то, что вам интересно, не идите на компромисс. Если Вам кажется, что есть выгодная работа, но это скучновато – это опасно.

У меня много примеров, когда мои выпускники делали хорошую карьеру в бизнесе. Но они говорят, что все время заниматься одним и тем же, слушаться не всегда умных начальников скучно. Это очень важно, ведь успеха возможно добиться только в том, что вам интересно.

У меня есть личный пример: когда я работал у Р.М. Энтова, у меня долго ничего не получалось. Мы делали эконометрическую модель экономики США. Тогда даже не было привычных нам теперь компьютеров, мы работали на перфокартах, к тому же наш компьютер не справлялся с таким объемом данных, и мы ездили в Гидрометцентр. Мы привозили набитые перфокарты, и только на следующий день получали результат.  Мне достался блок инвестиций, но мне это не нравилось. Для меня эта сторона экономики представлялась безжизненной. Испытав кризис, я понял, что мне в экономике не хватает человека. Мой коллега посоветовал прочитать мне книгу Катоны «Psychological economics». Для меня открылся новый мир: оказалось, что связи агрегатных переменных можно объяснить через человека, а не просто принимать как данность. Я понял, что модель человека есть у всех экономистов. Меня увлекла эта тема, и я захотел посмотреть, как все это развивалось в истории. И лишь когда я нашел интересную для меня область, у меня стало получаться.

Второй прорыв произошел, когда я издал статью в «Вопросах экономики», которая называется «Абстракция – мать порядка?». Эта статья о том, какие абстракции делают экономисты,что невозможно понять, у кого правильная абстракция, а у кого нет. Нам  всякий раз нужно решить, насколько адекватно выведенная из этой абстракции теория объясняет ту реальность, которую мы хотим объяснить. Так я открыл для себя новую тему, и не вижу ей конца, а все только потому, что это для меня интересно.

Поэтому главный совет ребятам – пожалуйста, прислушивайтесь к себе, наблюдайте, что в Вас рождает отклик, а что не рождает, советуйтесь с преподавателями.