• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Публикации
Глава в книге
MADE IN ITALY:СЛИЯНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ В ДИЗАЙНЕ

Мюллер Веласкес Д. П.

В кн.: Межвузовская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов им. Е.В. Арменского. МИЭМ НИУ ВШЭ, 2018. С. 256-257.

Я мог бы выбрать астрономию

Ольга Ушакова узнает у доцента департамента прикладной экономики факультета экономических наук, старшего научного сотрудника научно-учебной лаборатории макроструктурного моделирования экономики России Николая Петровича Пильника (выпускника ФЭН 2006 и 2008) историю его академической карьеры, как он стал влоггером, семь раз лучшим преподавателем, а также, сколько нужно математики для экономики и секрет успеха.

Как Вы пришли в науку и почему выбрали эту сферу?
Когда я закончил магистратуру в 2008, насколько я помню, я еще не планировал преподавать. Собственно, мой первый год после магистратуры был мало связан с университетом, поскольку меня больше привлекала экспертная деятельность. Да, мне было интересно учиться в аспирантуре и решать научные задачи, но тогда я думал, что скорее буду просто совмещать два вида деятельности – практическую и научную. Тем более, что у меня длительная история взаимоотношений с моим научным руководителем Игорем Гермогеновичем Поспеловым: мы с ним с 4 курса и до сих пор работаем вместе. Но в итоге полноценно совмещать у меня так и не получилось, и спустя год пришлось выбрать, чем я хочу заниматься. Так я и вернулся в университет. С тех пор больше занимаюсь научными задачами, хотя и тепло вспоминаю те дни, когда занимался экспертной деятельностью. Тем более, что многие научные идеи, к которым я позже возвращался, пришли ко мне именно тогда. 
Зато я довольно быстро для себя выяснил, что слабо приспособлен к офисной работе. Все-таки, чтение лекций и семинаров – гораздо более динамичный процесс. Не знаю, как других, у меня мысли о том, скоро ли обед, и когда конец рабочего дня в этом процессе не возникают. Я сейчас периодически сталкиваюсь с разными задачами из корпоративного сектора, участвую в прикладных проектах, но уходить из университета я уже не готов. 

У Вас всегда полные аудитории на семинарах, Вы неоднократно побеждали в номинации «Лучший преподаватель». Как думаете, почему Вы?
А я сам до конца не знаю. У меня есть некоторое представление о том, как надо рассказывать тот или иной материал, чтоб он был понятен, как бы я его рассказал сам себе в первый раз. Но я не очень понимаю, почему именно мое понимание того, как надо рассказывать, привлекает студентов сильнее, чем понимание других преподавателей. И я правда не понимаю, делаю ли я что-то радикально по-другому. Может быть, я рассказываю проще, может быть, более понятно или последовательно. Это я действительно пытаюсь делать сознательно. Но если взять видеозапись семинара, сказать, в каком именно месте я специально делаю что-то особенное, чтобы было понятно, я не смогу. Я честно не прилагаю для этого дополнительных усилий. 
Понятно, когда студенты приходят к тебе на первую пару, не надо начинать со сложных вещей и бросаться терминами, они не поймут. В голове надо строить некоторую цепочку, оглавление, что за чем я буду рассказывать. А вообще дело не в том, что я так веду семинары специально, а в том, что я не умею по-другому.

Как к Вам пришла идея вести канал на YouTube?
В некотором роде этот канал появился благодаря желанию сэкономить силы. Дело было так: в 2013 году вместо специального курса оптимизации, который до этого читали всего одной группе из 15 человек, был сделан общий курс по выбору для всего факультета, на который могли записываться студенты третьего и четвертого курса. В результате записалось слушателей существенно больше, чем я предполагал изначально. И тут я с ужасом осознал, что там почти триста человек. Была техническая проблема в том, что им всем как-то нужно читать лекции: половине было неудобно в одно время, другой половине в другое. С семинарами тоже возникли сложности: у всех очень разный уровень, и всем читать одно и то же будет тяжело. Как раз в то время Б.Б. Демешев начал использовать видеозапись лекций, и я тоже решил попробовать. Получилось недурно, что меня, честно говоря, удивило. Я записал сначала лекции по оптимизации в 2013 году, потом посмотрел и в 2014 переписал заново. 
Вообще сейчас я использую видеозапись в основном как вспомогательный материал. Например, надо поставить консультацию перед контрольной. Я смотрю в расписание студентов и понимаю, что есть два варианта куда ее можно поставить: либо ночью, либо во время других занятий, например, во время военной кафедры. Поэтому у нас периодически действует такой договор: «Ребят, давайте так: я запишу консультацию на видео, те кто придут – молодцы, те, кто не придут тоже ничего не потеряют, так как имеют возможность потом ее посмотреть». 
Для меня это возможность донести материал в более-менее одинаковых объемах для всех учащихся. Это родилось из идеи, что все должны быть в плюс-минус равных условиях. Тем более это дает возможность обратиться к материалу повторно, пересмотреть моменты, где ты что-то не понял или отвлекся.
Кстати, в основном студенты смотрят лекции на скорости 1,5, и после этого очень удивляются, почему в жизни я говорю так медленно.
Когда я сам учился, честно говоря, на лекции особо ходить не любил. Хотя потом, конечно, брал конспекты лекций, чтобы их переписать, а позже – скопировать. И, видимо с тех пор у меня сложилось впечатление, что на студента, у которого есть желание что-то освоить, не обязательно давить необходимостью присутствия. И мне захотелось простимулировать и заинтересовать и тех, кто ходит, и тех, кто ходить не любит. Но я не думал, что это будет пользоваться такой популярностью. 
Другой вопрос, что каждый год думаешь о том, что лекции устарели и нужно все переписать, но сил пока не хватает, поэтому работаем на старом материале. 

Вы прошли все ступени обучения в ВШЭ, можете ли сказать, как сильно она изменилась? Хотели бы Вы быть студентом сейчас? 
Честно говоря, сейчас я себя не очень представляю студентом ВШЭ. Вообще, когда я первый год преподавал у второго курса теорию вероятности, то у себя в сознании я учился еще раз. Ребята перешли на третий курс, пришли писать ко мне курсовую, и я вспоминал, как это было у меня на третьем курсе. Потом на четвертом курсе была защита дипломов, и у меня возникало ощущение, что я сам его защищаю. 
Когда я начал преподавать, радикальных отличий особо не было, но последнее время изменения действительно есть: раньше, начиная с 4 курса мы выбирали специализацию, сейчас вместо этого студенты выбирают НИСы. В то время специализация предполагала, что при выборе определенного направления давался какой-то обязательный фиксированный пакет курсов. Когда я был студентом, в моей группе из 15 человек в магистратуру пошло 13. Сейчас в магистратуру приходит существенно большее количество студентов из других вузов, а наши студенты уезжают за границу, уходят на другие факультеты. В этом плане факультет стал гораздо более мобильным. И у этого есть как свои очевидные плюсы, так и, к сожалению, свои минусы. 

Вышка или МГУ?
Вот тут мне трудно сравнивать. Контактов с МГУ у меня не очень много. Последний раз я выбирал между Вышкой и МГУ, когда поступал в бакалавриат. Я собирался в ВШЭ с 8 класса, писал все эти годы предметные олимпиады. Но в 11 классе почему-то задумался еще о Физтехе и МГУ. Выбрал в последний вечер перед подачей документов. В 2002 для меня Вышка уже была известным вузом. Более того, моя школьная учительница экономики контактировала с ВШЭ, а я к тому времени уже знал, что хочу заниматься экономикой. Хотя с таким же успехом я мог бы выбрать астрономию, потому что с 8 класса стандартно я занимал места в олимпиадах по двум предметам – экономика и астрономия. Здесь, наверное, надо сказать, что результат моего образования меня в целом устроил. Тем более, что это так и есть. 

Расскажите о Ваших хобби
Мне всегда нравился спорт. До сих пор стараюсь регулярно ходить в тренажерный зал. Иногда я делаю это даже не ради физических нагрузок, а чтобы спокойно послушать какие-то материалы или лекции. Есть такая фраза – «мыши думают ногами», вот в этом плане я - мышь. У меня умственная деятельность совпадает с физической активностью, если я сижу на месте, мыслительный процесс может и не включиться. В последнее время с хобби становится посложнее, поскольку текущая нагрузка забирает довольно много времени. У меня был период, когда я занимался танцами более-менее серьезно, выходил на Чемпионат России. В школьные годы играл в большой теннис и тоже ездил на соревнования. 
Кстати, некоторые приемы ведения лекций и семинаров я перенимал у людей, у которых тренировался. Объяснить какую-то сложную конструкцию в теории вероятностей и объяснить сложный спортивный элемент – и для того, и для другого требуется неплохой преподавательский навык.
В то же время занятие наукой для меня тоже хобби, мне нравится это делать. Когда ты делаешь определенный расчет или строишь модель, начинается чистой воды творчество, о котором в этот момент хочется рассказать всем, до кого можешь дотянуться. Правда, потом неизбежно приходится писать отчет или статью, и хобби плавно переходит в работу. 

Какими математическими знаниями должен владеть хороший экономист?
За свою трудовую деятельность я видел много хороших экономистов в разных областях. Я знаю людей, которые имеют достаточно поверхностные знания в математике, но при этом на интуитивном уровне очень хорошо понимают тонкости расчетов, которые ты им хочешь объяснить. Математика здесь не является каким-то обязательным знанием, это, скорее, способ упорядочить собственное мышление. Если человек может сделать это без математики, человек может стать хорошим экономистом, а управленцем уж тем более. 
Если же говорить об экономистах моего типа, то есть о тех, кто занимается математическими моделями, то стандартного вышкинского пакета, включающего основы математического анализа, методы статической и динамической оптимизации, дифференциальных уравнений на первое время будет достаточно. 
С другой стороны, я встречал и людей, у которых знание математики совсем оторвано от экономики, хотя они об этом не подозревают. Честно говоря, для меня это скорее печальные примеры. Математика не является ни необходимым, ни достаточным условием. 

Как найти свою нишу? Поделитесь секретом успеха
Я как-то разговаривал со своим знакомым из бизнеса, который уже достиг определенных успехов, и у него спросили, через какое время начинается успех. Он сказал: «Ты берешь дело, которое нравится, ты им занимаешься, занимаешься, устаешь, тебе надоедает, ты все равно этим занимаешься, но в какой-то момент тебе кажется, что точно надо все бросить. Вот в этот момент до успеха остается ровно половина». Я не очень верю в истории о том, что заниматься нужно только тем, к чему лежит душа. Если ты видишь перед собой цель, то в какой-то момент все равно придется пересилить себя, чтобы до нее дойти.
При этом могу сказать, что в бакалавриате курса до четвертого я не очень понимал, чем именно хочу заниматься. Мне тогда очень помогло, что я нашел людей, за которыми хотелось тянуться, и у которых хотелось учиться. Своего бессменного научного руководителя Игоря Гермогеновича Поспелова я уже упоминал. А еще мне очень повезло с руководителями моей специальности – Григорием Гельмутовичем Канторовичем, с которым мы ведем совместный семинар, и у которого я продолжаю учиться и сейчас, и Эмилем Борисовичем Ершовым, которого с нами уже, к сожалению, нет, но к опыту которого я постоянно возвращаюсь. 
Наверное, современным студентам, которые в условиях огромного количества свалившихся на них учебных курсов и доступных материалов совершенно не представляют, как и что из всего этого выбрать, иногда стоит искать не конкретную область, а человека, который в будущем станет для них проводником. Это не так просто, но, если повезет, дорога окажется гораздо легче. 
 

Как Вы пришли в науку и почему выбрали эту сферу?

Когда я закончил магистратуру в 2008, насколько я помню, я еще не планировал преподавать. Собственно, мой первый год после магистратуры был мало связан с университетом, поскольку меня больше привлекала экспертная деятельность. Да, мне было интересно учиться в аспирантуре и решать научные задачи, но тогда я думал, что скорее буду просто совмещать два вида деятельности – практическую и научную. Тем более, что у меня длительная история взаимоотношений с моим научным руководителем Игорем Гермогеновичем Поспеловым: мы с ним с 4 курса и до сих пор работаем вместе. Но в итоге полноценно совмещать у меня так и не получилось, и спустя год пришлось выбрать, чем я хочу заниматься. Так я и вернулся в университет. С тех пор больше занимаюсь научными задачами, хотя и тепло вспоминаю те дни, когда занимался экспертной деятельностью. Тем более, что многие научные идеи, к которым я позже возвращался, пришли ко мне именно тогда.

Зато я довольно быстро для себя выяснил, что слабо приспособлен к офисной работе. Все-таки, чтение лекций и семинаров – гораздо более динамичный процесс. Не знаю, как других, у меня мысли о том, скоро ли обед, и когда конец рабочего дня в этом процессе не возникают. Я сейчас периодически сталкиваюсь с разными задачами из корпоративного сектора, участвую в прикладных проектах, но уходить из университета я уже не готов.

У Вас всегда полные аудитории на семинарах, Вы неоднократно побеждали в номинации «Лучший преподаватель». Как думаете, почему Вы?

А я сам до конца не знаю. У меня есть некоторое представление о том, как надо рассказывать тот или иной материал, чтоб он был понятен, как бы я его рассказал сам себе в первый раз. Но я не очень понимаю, почему именно мое понимание того, как надо рассказывать, привлекает студентов сильнее, чем понимание других преподавателей. И я правда не понимаю, делаю ли я что-то радикально по-другому. Может быть, я рассказываю проще, может быть, более понятно или последовательно. Это я действительно пытаюсь делать сознательно. Но если взять видеозапись семинара, сказать, в каком именно месте я специально делаю что-то особенное, чтобы было понятно, я не смогу. Я честно не прилагаю для этого дополнительных усилий.

Понятно, когда студенты приходят к тебе на первую пару, не надо начинать со сложных вещей и бросаться терминами, они не поймут. В голове надо строить некоторую цепочку, оглавление, что за чем я буду рассказывать. А вообще дело не в том, что я так веду семинары специально, а в том, что я не умею по-другому.

Как к Вам пришла идея вести канал на YouTube?

В некотором роде этот канал появился благодаря желанию сэкономить силы. Дело было так: в 2013 году вместо специального курса оптимизации, который до этого читали всего одной группе из 15 человек, был сделан общий курс по выбору для всего факультета, на который могли записываться студенты третьего и четвертого курса. В результате записалось слушателей существенно больше, чем я предполагал изначально. И тут я с ужасом осознал, что там почти триста человек. Была техническая проблема в том, что им всем как-то нужно читать лекции: половине было неудобно в одно время, другой половине в другое. С семинарами тоже возникли сложности: у всех очень разный уровень, и всем читать одно и то же будет тяжело. Как раз в то время Б.Б. Демешев начал использовать видеозапись лекций, и я тоже решил попробовать. Получилось недурно, что меня, честно говоря, удивило. Я записал сначала лекции по оптимизации в 2013 году, потом посмотрел и в 2014 переписал заново.

Вообще сейчас я использую видеозапись в основном как вспомогательный материал. Например, надо поставить консультацию перед контрольной. Я смотрю в расписание студентов и понимаю, что есть два варианта куда ее можно поставить: либо ночью, либо во время других занятий, например, во время военной кафедры. Поэтому у нас периодически действует такой договор: «Ребят, давайте так: я запишу консультацию на видео, те кто придут – молодцы, те, кто не придут тоже ничего не потеряют, так как имеют возможность потом ее посмотреть».

Для меня это возможность донести материал в более-менее одинаковых объемах для всех учащихся. Это родилось из идеи, что все должны быть в плюс-минус равных условиях. Тем более это дает возможность обратиться к материалу повторно, пересмотреть моменты, где ты что-то не понял или отвлекся.

Кстати, в основном студенты смотрят лекции на скорости 1,5, и после этого очень удивляются, почему в жизни я говорю так медленно.

Когда я сам учился, честно говоря, на лекции особо ходить не любил. Хотя потом, конечно, брал конспекты лекций, чтобы их переписать, а позже – скопировать. И, видимо с тех пор у меня сложилось впечатление, что на студента, у которого есть желание что-то освоить, не обязательно давить необходимостью присутствия. И мне захотелось простимулировать и заинтересовать и тех, кто ходит, и тех, кто ходить не любит. Но я не думал, что это будет пользоваться такой популярностью.

Другой вопрос, что каждый год думаешь о том, что лекции устарели и нужно все переписать, но сил пока не хватает, поэтому работаем на старом материале.

Вы прошли все ступени обучения в ВШЭ, можете ли сказать, как сильно она изменилась? Хотели бы Вы быть студентом сейчас?

Честно говоря, сейчас я себя не очень представляю студентом ВШЭ. Вообще, когда я первый год преподавал у второго курса теорию вероятности, то у себя в сознании я учился еще раз. Ребята перешли на третий курс, пришли писать ко мне курсовую, и я вспоминал, как это было у меня на третьем курсе. Потом на четвертом курсе была защита дипломов, и у меня возникало ощущение, что я сам его защищаю.

Когда я начал преподавать, радикальных отличий особо не было, но последнее время изменения действительно есть: раньше, начиная с 4 курса мы выбирали специализацию, сейчас вместо этого студенты выбирают НИСы. В то время специализация предполагала, что при выборе определенного направления давался какой-то обязательный фиксированный пакет курсов. Когда я был студентом, в моей группе из 15 человек в магистратуру пошло 13. Сейчас в магистратуру приходит существенно большее количество студентов из других вузов, а наши студенты уезжают за границу, уходят на другие факультеты. В этом плане факультет стал гораздо более мобильным. И у этого есть как свои очевидные плюсы, так и, к сожалению, свои минусы.

Вышка или МГУ?

Вот тут мне трудно сравнивать. Контактов с МГУ у меня не очень много. Последний раз я выбирал между Вышкой и МГУ, когда поступал в бакалавриат. Я собирался в ВШЭ с 8 класса, писал все эти годы предметные олимпиады. Но в 11 классе почему-то задумался еще о Физтехе и МГУ. Выбрал в последний вечер перед подачей документов. В 2002 для меня Вышка уже была известным вузом. Более того, моя школьная учительница экономики контактировала с ВШЭ, а я к тому времени уже знал, что хочу заниматься экономикой. Хотя с таким же успехом я мог бы выбрать астрономию, потому что с 8 класса стандартно я занимал места в олимпиадах по двум предметам – экономика и астрономия. Здесь, наверное, надо сказать, что результат моего образования меня в целом устроил. Тем более, что это так и есть.

Расскажите о Ваших хобби

Мне всегда нравился спорт. До сих пор стараюсь регулярно ходить в тренажерный зал. Иногда я делаю это даже не ради физических нагрузок, а чтобы спокойно послушать какие-то материалы или лекции. Есть такая фраза – «мыши думают ногами», вот в этом плане я - мышь. У меня умственная деятельность совпадает с физической активностью, если я сижу на месте, мыслительный процесс может и не включиться. В последнее время с хобби становится посложнее, поскольку текущая нагрузка забирает довольно много времени. У меня был период, когда я занимался танцами более-менее серьезно, выходил на Чемпионат России. В школьные годы играл в большой теннис и тоже ездил на соревнования.

Кстати, некоторые приемы ведения лекций и семинаров я перенимал у людей, у которых тренировался. Объяснить какую-то сложную конструкцию в теории вероятностей и объяснить сложный спортивный элемент – и для того, и для другого требуется неплохой преподавательский навык.

В то же время занятие наукой для меня тоже хобби, мне нравится это делать. Когда ты делаешь определенный расчет или строишь модель, начинается чистой воды творчество, о котором в этот момент хочется рассказать всем, до кого можешь дотянуться. Правда, потом неизбежно приходится писать отчет или статью, и хобби плавно переходит в работу.

Какими математическими знаниями должен владеть хороший экономист?

За свою трудовую деятельность я видел много хороших экономистов в разных областях. Я знаю людей, которые имеют достаточно поверхностные знания в математике, но при этом на интуитивном уровне очень хорошо понимают тонкости расчетов, которые ты им хочешь объяснить. Математика здесь не является каким-то обязательным знанием, это, скорее, способ упорядочить собственное мышление. Если человек может сделать это без математики, человек может стать хорошим экономистом, а управленцем уж тем более.

Если же говорить об экономистах моего типа, то есть о тех, кто занимается математическими моделями, то стандартного вышкинского пакета, включающего основы математического анализа, методы статической и динамической оптимизации, дифференциальных уравнений на первое время будет достаточно.

С другой стороны, я встречал и людей, у которых знание математики совсем оторвано от экономики, хотя они об этом не подозревают. Честно говоря, для меня это скорее печальные примеры. Математика не является ни необходимым, ни достаточным условием.

Как найти свою нишу? Поделитесь секретом успеха

Я как-то разговаривал со своим знакомым из бизнеса, который уже достиг определенных успехов, и у него спросили, через какое время начинается успех. Он сказал: «Ты берешь дело, которое нравится, ты им занимаешься, занимаешься, устаешь, тебе надоедает, ты все равно этим занимаешься, но в какой-то момент тебе кажется, что точно надо все бросить. Вот в этот момент до успеха остается ровно половина». Я не очень верю в истории о том, что заниматься нужно только тем, к чему лежит душа. Если ты видишь перед собой цель, то в какой-то момент все-равно придется пересилить себя, чтобы до нее дойти.

При этом могу сказать, что в бакалавриате курса до четвертого я не очень понимал, чем именно хочу заниматься. Мне тогда очень помогло, что я нашел людей, за которыми хотелось тянуться, и у которых хотелось учиться. Своего бессменного научного руководителя Игоря Гермогеновича Поспелова я уже упоминал. А еще мне очень повезло с руководителями моей специальности – Григорием Гельмутовичем Канторовичем, с которым мы ведем совместный семинар, и у которого я продолжаю учиться и сейчас, и Эмилем Борисовичем Ершовым, которого с нами уже, к сожалению, нет, но к опыту которого я постоянно возвращаюсь.

Наверное, современным студентам, которые в условиях огромного количества свалившихся на них учебных курсов и доступных материалов совершенно не представляют, как и что из всего этого выбрать, иногда стоит искать не конкретную область, а человека, который в будущем станет для них проводником. Это не так просто, но, если повезет, дорога окажется гораздо легче.