• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Я не знал, как сильно изменит Вышка мою жизнь»

Витовт Копыток поступил на ФЭН за компанию с друзьями и ни разу не пожалел. За время учебы он поучаствовал в разработке программы развития российского судостроения, а теперь руководит отдельным направлением в Центре перспективных управленческих решений (ЦПУР). Как Вышка помогает найти смысл жизни, чем привлекательна работа с большими данными и как рутинная аналитика превращается в перспективные проекты он рассказал в интервью стажерам-исследователям Проектно-учебной лаборатории экономической журналистики Роману Волкову и Рубену Асатурову

Витовт Копыток (в центре) на совещании с коллегами по ЦПУРу. Фото из личного архива

Витовт Копыток (в центре) на совещании с коллегами по ЦПУРу. Фото из личного архива

Странные и темные комнаты

— В какой момент жизни Вы решили, что поступать надо непременно в Вышку?

Это забавная история. Все последние годы в школе я думал, что пойду на физический факультет МГУ или в МФТИ. Я учился в физмат классе, так что это было довольно логично. Но в день подачи документов я разочаровался в МГУ: на физфаке были странные и темные комнаты, пожилые профессора, которые не слышали меня. И меня это напрягло. 

Но случайность с судьбой помогли обрести счастье. Большинство моих друзей шли на ФЭН, и я пошел за ними с мыслями: “а почему бы и нет?”. Случайность решила все, на самом деле. За день до поступления я даже и не знал, как сильно изменит Вышка мою жизнь.

— И довольно быстро после начала учебы Вы начали работать. Сложно было? 

Я считаю, что нужно совмещать учебу с работой, так как это позволяет применить теоретические знания, приобретенные в университете, на практике. На втором курсе мой научный руководитель позвал меня участвовать в проектах ИСИЭЗ (Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ - Ред.).

Что я делал? Мы разрабатывали программу развития судостроительной отрасли до 2030 года. Я тогда занимался анализом рынков сбыта и конкурентным анализом в части гражданского судостроения. Собирал статистику и анализировал экспорт российского судостроения. Также при (президенте РФ Дмитрии) Медведеве было модно заниматься инновациями, и мы изучали инновационные кластеры по всей России.

— То есть в 20 лет Вы разработали стратегию развития судостроительной индустрии в России?

Поучаствовал в разработке. Эта стратегия потом была доработана в 2019 году и правительство ее утвердило. Идея была в том, чтобы такая капиталоемкая отрасль развивалась. Внутреннего рынка, понятно, недостаточно, поэтому России нужно находить свои ниши и заниматься экспортом продукции. Это был очень интересный проект.

Магистратура и оценки

— После окончания бакалавриата Вы решили продолжить учебу в  магистратуре ФЭНа. Это был важный этап?

Большинство моих друзей уехало за рубеж, но мне хотелось остаться в России. И поэтому я пошел в магистратуру, чтобы, в том числе, и получить отсрочку от армии. Возможно, не особо романтично, но зато честно!

— У Вас очень интересная тема диссертации в магистратуре “Влияние обязательной службы в армии на финансовое поведение, доходы и занятость индивида”. Поделитесь выводами?

 Я пришёл к выводу, что в среднем служба в армии по призыву на доходы и заработную плату срочников не влияет. Это можно объяснить неслучайным отбором молодых людей в армии. Так, ребята из обеспеченных семей с доходом выше среднего гораздо реже попадают в армию, чем остальные. В результате изначально идут служить преимущественно молодые люди из социально незащищенных групп. И разница в заработных платах тех, кто служил, и тех, кто не служил, в среднесрочном периоде во многом объясняется этим.

И для многих ребят из небогатых регионов армия, кстати, может стать возможностью построить карьеру и найти высокооплачиваемую работу.

— Есть распространенное убеждение, что все ученые учатся исключительно на хорошие оценки, а все троечники идут в бизнес. А как Вы учились? 

Расскажу только про бакалавриат, так как если ты выпускник ВШЭ, то в магистратуре часть курсов на одном и том же факультете перезачитывают. Остальная же часть рассчитана на людей, которые приходят с других направлений, потому это не показатель. 

В бакалавриате у меня была следующая картина: на первом курсе я находился в первой тридцатке рейтинга по успеваемости. Был период, когда мне стало неинтересно, я доходил до 150-го места, но потом на третьем-четвертом курсе ситуация стабилизировалась. Самая моя низкая оценка за все время учебы - 4. И пересдач у меня никогда не было. 

— А вообще, это важно учиться на хорошие оценки?

Мне кажется, что зависит от конечной цели. Если в академической сфере развиваться, то да. В остальном же сейчас важны не столько оценки, сколько понимание предметной деятельности.

Я почти ежедневно в Центре перспективных управленческих решений использую знания, которые приобрел за время учебы на ФЭНе. Нас учили не только предметам и науке, но и практическим навыкам, за что я очень благодарен Вышке.

Чувствительные цифры 

— В Центре перспективных управленческих решений Вы работаете руководителем направления “Данные для исследователей”. Звучит внушительно и вместе с тем загадочно. Как на деле происходит сбор данных?

Каждый раз история строится уникальным образом, но обычно у нас есть два пути. Первый, когда мы собираем из открытых источников разные документы в не особо удобных форматах, а затем систематизируем их в удобный для исследователей вид.

А второй - когда мы забираем у государственных органов данные, которые они не публиковали до этого. Во втором случае перед нами встает задача передать  максимально подробные сведения, но в то же время снизить риски  раскрытия персональной информации.

— А с фальсификациями Вам приходится сталкиваться? 

У нас такой подход: мы не исправляем данные, которые публикуем. Но при этом стараемся проводить проверки. К примеру, когда мы работали с численностью населения в городах, то обнаружили необъяснимый всплеск роста населения. 

Мы обратились к Росстату. Специалисты нам объяснили, что всплеск произошел из-за изменения административных границ района: например, к какому-то району формально присоединили еще один, численность населения в регионе увеличились. 

А бывают случаи, когда данные собирают люди, обрабатывая десятки тысяч бланков. И здесь, конечно, велик риск человеческой ошибки. Мы помечаем и фиксируем в методологиях все изменения.

— Раз речь зашла про Росстат. Здесь бывают ошибки? 

По моим ощущениям, они просто не публикуют чувствительные цифры. Значительная часть показателей скрывается. И с каждым годом данных становится все меньше.

Хотя еще несколько лет назад Россия входила в первую десятку стран в международных рейтингах открытости.

— Часто говорят, что с государственными органами сложно работать? Есть ли какие-то системные проблемы, с которыми приходится сталкиваться регулярно? 

Безусловно их много. 

Первый важный момент: в западных странах существует четкое законодательство по раскрытию информации, в котором детально прописаны цели использования данных и требования к обезличиванию. В России их нет. 

Второй момент: большинство министерств не умеют работать с большими данными и за них это делают подрядчики. Менять контракты с подрядчиками ради нас никто не собирается. Третий момент: госслужащие боятся сотрудничать с нами. Боятся  раскрытия данных: “а то журналисты придут и напишут что-то плохое про нас, и мы получим от начальства”. Демотивирующий фактор всегда присутствует. И он очень мешает.

Но при этом стоит отметить, что есть большое количество людей, которые, наоборот, нам помогают. Обычно это среднее звено.

Высокий доход и любимая работа

— К какому самому необычному выводу во время работы с данными Вам удалось прийти?

Был потрясающий проект в начале пандемии, когда я занимался данными по безработице. Все СМИ тогда писали про резкий рост безработицы и критиковали государство. Но на деле все было намного интереснее. В период пандемии весной 2020 года существенно упростился порядок получения пособия. Так, можно было подать заявку онлайн без личного посещения центра занятости, увеличился размер выплат. На основе административных данных мы с коллегами выявили, что примерно половина граждан, обратившихся в этот период за пособием по безработице, не имели предыдущего опыта работы, и они пришли на биржу труда не из-за потери работы, а из-за привлекательности выплат. То есть пособие по безработице в этот период выполняло не столько функцию страхования доходов для потерявший работу, сколько функцию социальной выплаты. 

Простая работа с данными позволила выяснить это. 

Меня это и привлекает в моей работе: ты получаешь доступ к конфиденциальным данным, с которыми никто раньше не работал.

— Если посмотреть на истории успеха министров или крупных российских деятелей, можно увидеть схожую с вашей траекторию: закончили НИУ ВШЭ, работали либо в исследовательской сфере, либо на госслужбе. Нет ли у Вас таких амбиций?

У меня скорее обратная история. Вся проектная деятельность в ЦПУРе так или иначе связана с госорганами и нашей основной целью является убедить госорганы принимать верные управленческие решения, основываясь на наших данных.

— Многие между большим окладом и интересной работой выбирают первое. А что выберете Вы? 

После завершения обучения круто найти работу, где тебе дают развиваться: не нагружают однотипными презентациями из года в год, а дают возможность собирать аналитику и проводить одни и те же исследования. Мне лично было бы скучновато однообразными вещами заниматься. Однако IT-сфера сейчас тем и интересна, что в ней можно соединить две эти отрасли - высокий доход и любимую работу.

— Вы большой фанат волейбола и футбола. Не возникало ли желания перевести это увлечение в профессиональную плоскость?

У меня мечта есть поработать детским тренером по волейболу. И уже давно. Я занимаюсь волейболом со школы, в Троицке (родной город Витовта Копытока - Ред.) играл за сборную нашей команды. Я посещал и секции Высшей школы экономики по волейболу. Думаю, если и идти тренером, то только детских команд. Для других все же нужно спортивное образование, там уровень другой.

-— Какие наставления Вы бы дали абитуриентам и студентам Вышки?

Если кто-то из студентов готовит курсовую и думает, где и какие данные взять, то он может написать в data-in.ru. За последний год несколько студентов защитили свои работы на 9-10, в том числе и на МИЭФ, по данным, которые мы высылали. Так что мы открыты для сотрудничества.

Авторы: Стажеры-исследователи Проектно-учебной лаборатории экономической журналистики Роман Волков и Рубен Асатуров