• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

109028, Москва,
Покровский бульвар, дом 11, каб. Т-614
(проезд: м. Тургеневская/Чистые пруды, Китай-город, Курская/Чкаловская)
тел: (495) 628-83-68

почта: fes@hse.ru 

Руководство
Первый заместитель декана Мерзляков Сергей Анатольевич
Заместитель декана по учебной работе Покатович Елена Викторовна
Заместитель декана по научной работе Веселов Дмитрий Александрович
Заместитель декана по международной деятельности Засимова Людмила Сергеевна
Заместитель декана по работе со студентами Бурмистрова Елена Борисовна
Мероприятия
8 декабря, 16:00
проводится онлайн 
Книга
Risk Management
В печати

Pomazanov M. V., Ivascu L., Ardelean B. et al.

L.: IntechOpen, 2022.

Глава в книге
Проблемы информационного обеспечения в исследовании трансформации образа жизни россиян

Архипова М. Ю., Сиротин В. П.

В кн.: Проблемы и перспективы развития цифровой экономики. М.: Русайнс, 2022. С. 335-360.

Препринт
Welfare Convergence In Transition Economies
В печати

Dmitriy Veselov, Matkovskaya V.

Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2022. No. 254.

Когда экономистов заменят алгоритмы?

У кого шансы лишиться профессии выше — у теоретиков или у практиков? Какие качества помогут сотруднику не потерять работу? На эти вопросы отвечает директор Центра трудовых исследований ФЭН Владимир Гимпельсон

Когда экономистов заменят алгоритмы?

Photo courtesy of Gratisography

В Центре трудовых исследований оценили перспективы автоматизации различных профессий. Эта угроза оказалась актуальна для 11% работающих россиян. При этом три четверти профессий в ближайшем будущем вряд ли будут подвержены автоматизации. А какова вероятность, что роботы и алгоритмы заменят самих экономистов? Об этом мы спросили профессора Владимира Гимпельсона. 

– Настолько велика для экономистов угроза автоматизации? Если она невысока, то благодаря чему? 

– Для начала надо ответить на вопрос о том, кого мы называем «экономистами». Всех, у кого есть экономическое образование? Или тех, чья работа может относиться к «экономике»? Или какие-то подгруппы этих больших групп? Уже отсюда понятно, что мы имеем дело с очень разными задачами. Соответственно, будущее у исполнителей этих задач также разное. Например, экономисты, как правило, работают с информацией. Эту информацию надо обрабатывать. Раньше это делали на бумаге вручную и в столбик или на счетах, затем на простых механических арифмометрах, затем на больших ЭВМ, и, наконец, каждый сам для себя на ноутбуке размером с тонкую книгу. Затраты на расчеты при этом сильно сократились, и многие работники, обслуживавшие экономические расчеты, стали ненужными. Другой пример из банковского сектора – операционистов заменили банкоматы. При этом число работников только выросло – одни задачи ушли к машинам, но появились новые задачи, более творческие и менее рутинные. 

Владимир Гимпельсон: «Что надо, чтобы тебя не "автоматизировали"? Быть готовым к новым задачам, не бояться перемен и все время учиться новому».  

– Какие задачи из выполняемых экономистами могут автоматизироваться раньше остальных, а какие – примерно никогда? 

– Например, автоматизация расчетов, сбора и первичной обработки данных – это реальность. Но генерация идей, разработка моделей, придумывание нового, сложная аналитика, постановка задач, обсуждение приложений для экономической политики – вряд ли могут уйти «машинам».

– Есть ли какие-то различия (с точки зрения угрозы автоматизации) между экономистами и учеными в других областях науки? А между экономистами-исследователями/теоретиками и экономистами-практиками? 

– Есть различия. Исследователи, как правило, не имеют дело с рутинными задачами, а у практиков они встречаются чаще. Исследователи по сути своей ищут новое, а запрограммировать можно только то, что уже хорошо знаешь и регулярно повторяешь. Но и практики тоже разные. В финансовом секторе, например, искусственный интеллект уже активно работает, помогая в биржевых торгах, анализе цен, оценке рисков.

– Что нужно сделать/чему учиться, чтобы тебя не автоматизировали раньше пенсии?

– Есть несколько больших групп задач, которые плохо поддаются алгоритмизации, а значит, и автоматизации. Первая – это разные творческие и нестандартные задачи, требующие образования, мозгов и интуиции. Научные работники, работники креативных отраслей, преподаватели, врачи, руководители разного ранга – их работа во многом связана с решением таких задач. Другая группа сложных задач предполагает общение и коммуникацию с клиентами, партнерами, коллегами и т. п. Здесь тоже робот пока не помощник. Наконец, третья – это относительно простые задачи, но совсем нерутинные в том смысле, что пока нет роботов, способных заменить человека. Например, няня для ребенка, сиделка для больного, сантехник для жильцов дома, автослесарь в мастерской и т. п. Тем, у кого в профессии преобладают такие задачи, в обозримом будущем ничего не грозит. Но если задачи в основном рутинные – повторяющиеся, состоящие из одних и тех же операций, которые можно записать в виде алгоритма действий, – то перспективы не гарантированы. Значит, надо быть готовыми к тому, чтобы учиться чему-то новому, менее рутинному. Но кому и чему учиться – зависит от конкретных условий для конкретного человека. Совета, общего для всех, не существует.