• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

109028, Москва,
Покровский бульвар, дом 11, каб. Т-614
(проезд: м. Тургеневская/Чистые пруды, Китай-город, Курская/Чкаловская)
тел: (495) 628-83-68

почта: fes@hse.ru 

Руководство
Первый заместитель декана Мерзляков Сергей Анатольевич
Заместитель декана по учебной работе Покатович Елена Викторовна
Заместитель декана по научной работе Веселов Дмитрий Александрович
Заместитель декана по международной деятельности Засимова Людмила Сергеевна
Заместитель декана по работе со студентами Бурмистрова Елена Борисовна
Мероприятия
12 августа – 24 августа
проводится онлайн 

Серьёзные промахи в игре заставляют шахматистов собраться, а мелкие — демотивируют

Если профессиональный шахматист допустил ошибку, как он будет играть дальше: соберётся и станет более внимательным или запаникует и сыграет хуже, чем обычно? Исследователи факультета экономических наук НИУ ВШЭ и РЭШ совместно с коллегой из Индии выяснили, что это зависит от тяжести ошибки: небольшие и средние неточности сбивают игроков, тогда как серьёзные промахи, напротив, снижают вероятность новых неоптимальных действий. Результаты работы опубликованы в журнале IEEE Transactions on Games.

Серьёзные промахи в игре заставляют шахматистов собраться, а мелкие — демотивируют

ISTOCK

В отличие от компьютерных программ, шахматист-человек может допускать ошибки не только из-за неспособности просчитать и оценить все возможные ходы, но и в силу своего эмоционального состояния. Усталость, страх поражения, волнение могут помешать игроку выбрать оптимальный ход. А насколько сильно допущенная оплошность влияет на действия шахматиста? На этот вопрос постарались ответить авторы исследования.

Феномены тильта (неоптимального принятия решений под воздействием психологического фактора из-за неудачных розыгрышей) и «горячей руки» (один успех за другим поймавшего кураж игрока) давно привлекали внимание исследователей разных видов спорта. В дисциплинах, в которых большую роль играет удача (например, в покере), тильт является хорошо задокументированным явлением. В командных играх, таких как баскетбол, последние исследования склоняются к тому, что вероятность забить очередной бросок слабо связана с попаданиями предыдущих бросков. Мы задались вопросом о том, присутствует ли тильт в исключительно стратегической игре без элементов удачи — шахматах.

Дмитрий Дагаев
Один из авторов статьи, заведующий Научно-учебной лабораторией исследований спорта факультета экономических наук НИУ ВШЭ

Акаш Адхикари, Станислав Анатольев и Дмитрий Дагаев собрали данные обо всех играх одного из старейших турниров, в котором участвуют самые сильные шахматисты, — в Вейк-ан-Зее (Tata Steel Chess Tournament) — за 2011–2020 годы. Для каждой из 885 партий они отметили рейтинг обоих игроков, присвоенный Международной шахматной федерацией (FIDE), и записи партий. Действия игроков исследователи оценили с помощью одной из сильнейших шахматных программ Stockfish — для каждой позиции она учитывает материальное (перевес в количестве и/или качестве фигур) и позиционное преимущество, наличие угрозы мата и другие факторы.

Авторы работы, опубликованной в журнале IEEE Transactions on Games. разделили ошибки игроков на пять классов по тяжести (то есть по тому, насколько сильно ухудшается позиция игрока после этого хода). 30% ходов профессиональных шахматистов являются лучшими ходами, то есть не являются ошибками. Небольшие погрешности игрока, потери от которых Stockfish оценивает в 0–0,5 пешки, содержатся в более чем половине (57%) ходов. Легкие, средние и серьезные ошибки (стоящие от 0,5 до 1 пешки, от 1 до 1,5 и от 1,5 до 2 пешек соответственно) встречаются в сумме в 12% ходов. Грубые зевки, эквивалентные потере более чем 2 пешек, игроки такого уровня совершают очень редко — в 0,69% ходов.

Чтобы рассчитать, как на качество каждого следующего действия игрока влияют предшествующие ходы, исследователи построили и оценили математическую модель, в которой вероятность сделать ошибку зависит от предыстории игры и характеристик игроков.

Расчеты показали, что небольшие оплошности действительно приводят к менее аккуратным действиям игрока в той же партии, особенно в ближайших ходах. Средние по тяжести ошибки дают похожий, но менее сильный и долговременный эффект. А вот самые серьезные промахи, напротив, дисциплинируют шахматистов и заставляют их быть более внимательными.

Нередко приходилось слышать от комментаторов во время трансляций или игроков после матчей, что после одной ошибки шахматист растерялся и стал играть еще хуже. Скрупулезный анализ партий гроссмейстеров показывает, что у сильных игроков эффект тильта действительно имеет место: после неточных ходов шахматисты в среднем начинают играть хуже, повышается вероятность новых ошибок. Исключение — грубые зевки, но на уровне гроссмейстеров такие зевки обычно приводят к поражению, а доигрывание партии является делом техники.

Дмитрий Дагаев
Один из авторов статьи, заведующий Научно-учебной лабораторией исследований спорта факультета экономических наук НИУ ВШЭ

Характеристики игрока также значимо влияют на качество будущей игры: ошибки с большей вероятностью совершают игроки с более низким рейтингом, шахматисты, имеющие лучшее положение на доске (преимущество делает их менее осторожными),  и играющие черными. Однако все эти факторы влияют на ход игры слабее, чем переменные, отражающие допущенные ошибки.
IQ