• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

109028, Москва,
Покровский бульвар, дом 11, каб. Т-614
(проезд: м. Тургеневская/Чистые пруды, Китай-город, Курская/Чкаловская)
тел: (495) 628-83-68

почта: fes@hse.ru 

Руководство
Первый заместитель декана Мерзляков Сергей Анатольевич
Заместитель декана по учебной работе Покатович Елена Викторовна
Заместитель декана по научной работе Веселов Дмитрий Александрович
Заместитель декана по международной деятельности Засимова Людмила Сергеевна
Заместитель декана по работе со студентами Бурмистрова Елена Борисовна
Мероприятия
12 августа – 24 августа
проводится онлайн 

В кризисы бюджетникам лучше, чем сотрудникам частных компаний

Профессор Елена Котырло сравнила удовлетворённость трудом среди работников государственного и частного сектора в России. Вопреки распространенному мнению, что бюджетники в России меньше зарабатывают и менее удовлетворены своим трудом по сравнению с сотрудниками частных компаний, выяснилось, что и те и другие имеют примерно одинаковый уровень удовлетворённости трудом, а в кризисные годы у отдельных групп бюджетников он даже выше.

В кризисы бюджетникам лучше, чем сотрудникам частных компаний

ISTOCK

Сначала коротко

Мнение: Считается, что зарплата у бюджетников в России ниже, поэтому они менее удовлетворены своим трудом по сравнению с сотрудниками частных компаний.

На деле: Работники частного и государственного секторов имеют примерно одинаковый уровень удовлетворённости трудом, а в кризисные годы у отдельных групп бюджетников он даже выше.

Теперь подробнее

Профессор департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ Елена Котырло проанализировала разницу в удовлетворённости трудом в России между бюджетниками и работниками частных компаний. Для этого были использованы данные опросов РМЭЗ-НИУ ВШЭ на 18 тыс. респондентов за 2002-2021 годы. Выяснилось, что в периоды кризисов некоторые группы бюджетников более удовлетворены своей работой, чем работники частного сектора. В остальное время существенной разницы нет, что можно объяснить действием компенсационных механизмов государственного сектора — различными льготами, а также стабильностью и гарантиями. Результаты исследования опубликованы в журнале «Вопросы экономики».

О чём речь?

Вопрос о том, кто больше удовлетворён трудом — работники частного или бюджетного сектора — достаточно интересный для исследователей. Многие научные работы, проведённые в Европе, свидетельствуют о более высоком уровне удовлетворённости работой (job satisfaction, JS) среди работников госсектора. В частности, как отмечает в своей статье Елена Котырло, это было показано в исследовании на данных по 20 европейским странам, а также отдельно по Германии и Франции с Великобританией.

Автор проанализировала имеющиеся исследования по России. Они свидетельствуют о б о льшей удовлетворенности трудом работников бюджетного сектора. Однако учёные указывают на разные причины такого межсекторного разрыва. Среди них различия в требованиях к работникам и характеристики рабочих мест — например, их отраслевая специфика.

Согласно одной из проведённых ранее работ, бюджетники ценят в числе прочего широкий спектр социальных льгот в своих организациях. На данных РМЭЗ НИУ ВШЭ за 1994-2014 годы было показано, что у сотрудников госсектора намного больше шансов получить большой набор таких «привилегий» от работодателя, как оплата путевок в санатории, расходы на медицинское обслуживание, дотации на транспорт и питание, содержание детей в дошкольных учреждениях. И это, как поясняет автор, объясняет примерно половину межсекторного разрыва в заработной плате.

Один из важных моментов заключается в том, что выбор бюджетного или частного сектора работником не случаен, и это осложняет оценку влияния отдельных факторов на удовлетворённость трудом. Так, в исследовании на данных по России за 2000 - 2004 годы показано, что неслучайность выбора бюджетного сектора обусловлена не только индивидуальными предпочтениями, но также отраслевой структурой и монопроизводством локальных рынков труда. Иными словами, вероятность быть бюджетником выше для жителей небольших населённых пунктов и менее развитых регионов.

Есть исследования, которые свидетельствуют об отрицательном отборе в бюджетный сектор, например, в Германии, однако в Великобритании картина противоположная. «Отрицательный отбор в бюджетный сектор возможен вследствие относительно низкого уровня зарплаты в сравнении с частным сектором за труд, требующий одинаковой квалификации», — комментирует Елена Котырло. Когда зарплата занижена, действительно квалифицированные кандидаты просто не заинтересуются вакансией из-за несоответствия оплаты труда их уровню.

Елена Котырло отмечает, что тема удовлетворённости трудом, с точки зрения межсекторного разрыва, остаётся в России не вполне изученной для первых двух декад текущего века. В ходе своего исследования она попыталась понять, что происходило с удовлетворённостью трудом работников бюджетного и частного секторов в динамике последних десятилетий в нашей стране.

Как изучали?

В исследовании использовались данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ. Анализ охватывает максимально доступный период наблюдений удовлетворённости трудом за 2002–2021 годы. При этом в измеряемый концепт включены удовлетворённость заработной платой, перспективами профессионального роста и условиями трудового контракта. Поэтому за наблюдаемый период РМЭЗ включает ответы респондентов на четыре типа вопросов об удовлетворённости:

 работой в целом;

 условиями труда;

 оплатой труда;

 возможностями профессионального роста.

В ходе исследования использовался специальный метод разности разностей, чтобы исключить влияние неслучайного отбора сектора на результаты сравнения. Отдельно учитывались данные для групп работников, выделенных по следующим критериям: уровень образования, пол, возрастная группа и размер населённого пункта.

Продолжительность рабочего времени респондентов, составивших выборку — от 120 до 400 часов в месяц. Бюджетный сектор представляли занятые в учреждениях и на предприятиях, в которых государство является единственным собственником. Сюда не были включены работники органов государственного управления, военно-промышленного комплекса и силовых ведомств. К частному сектору, в свою очередь, относились сотрудники компаний, в которых государство не имеет доли собственности.

Общая выборка составила 69,7 тыс. наблюдений для 18 тыс. респондентов. Средний период наблюдений — 4 года. Елена Котырло подсчитала, что переходы из бюджетного в частный сектор за 2002–2021 годы составляют 8,6%, а из частного в бюджетный — 5 %.

Доля бюджетников наиболее высока (40,1%) в населенных пунктах до 100 000 человек. А в более крупных городах их доля составляет около трети, варьируя от 28 до 31,7%. Бюджетники отличаются более продолжительным стажем на последнем рабочем месте — 11,7 против 7,1 лет. Они также старше работников частных компаний — в среднем на 4 года. Самая многочисленная возрастная группа среди тружеников государственных организаций — 45-54 года (40,4%). Мужчин в бюджетной сфере примерно треть (на 2021 год), в частном секторе их больше половины.

В ходе исследования были произведены также оценки межсекторного разрыва в зарплате. Максимальный разрыв — 31,2% — был в 2002 году. Однако начиная с 2018 года средняя зарплата значимо не различается между секторами. При этом разрыв также заметно сокращается в 2009 году. Это свидетельствует о значимом снижении зарплат в частном секторе в этот период — на 4% по сравнению с базовым 2007 годом, поясняет Елена Котырло.

Что получили?

Результаты показали, что межсекторное равновесие в удовлетворённости трудом в бюджетном и частном секторах нарушается в кризисные годы. «С одной стороны, частный сектор быстрее корректирует зарплаты к инфляционному изменению цен, но он же проявляет и большую гибкость в инициировании мер, позволяющих снизить расходы на оплату труда в кризисный период», — комментирует Елена Котырло. Она обращает внимание, что бюджетный сектор при этом более устойчив к макроэкономическим шокам в плане сохранения уровня и условий занятости. То есть вероятность оказаться с сокращенной зарплатой в кризис или лишиться работы выше в частной организации.

Однако межсекторная разница в оценке удовлетворённости трудом в целом наблюдается в кризис лишь в отношении отдельных групп работников, акцентирует внимание автор. Так, в структурный кризис 2008–2009 годов более удовлетворёнными своей работой оказались конкурентоспособные группы — мужчины, а также работники с высшим образованием из бюджетной сферы. Это, по мнению Елены Котырло, может свидетельствовать о компенсации межсекторного разрыва в зарплате условиями занятости, которые способствуют тому, что бюджетная сфера становится для работников «тихой гаванью».

Результаты исследования также демонстрируют, как в кризисные годы меняются оценки отдельных компонентов удовлетворённости работой среди разных подгрупп респондентов. Например, в 2009 году у бюджетников значимо выше была удовлетворённость перспективами профессионального роста. При этом бюджетники в возрасте 55+ были более остальных довольны своей зарплатой, а работающие в крупных городах выше оценивали удовлетворённость как зарплатой, так и перспективами профессионального роста, поясняет Елена Котырло.

Автор отмечает, что ожидаемый «защитный» механизм также проявился в 2014 и 2015 годах в росте удовлетворённости зарплатой уже среди бюджетников со средним образованием. Что же касается периода пандемии, то в 2021 году, как выяснила Елена Котырло, удовлетворённость работой в целом, а также условиями и возможностями профессионального роста впервые оказалась выше базового уровня для всей выборки. Этот эффект, по мнению профессора, можно связать с распространением дистанционной занятости. Удовлетворённость оплатой труда в то же время была значимо ниже и наблюдался межсекторный разрыв — бюджетники оказались более довольны тем, как оплачивается их работа.

Елена Котырло обращает внимание и на то, что бюджетники старше 55 лет выше оценивали удовлетворённость зарплатой не только в кризисные периоды, но и в спокойные 2011–2014 годы. А у работников бюджетной сферы в возрасте от 17 до 34 лет обнаружилась б о льшая удовлетворённость продвижением по службе в 2012 году. «Таким образом, менее конкурентоспособные группы на рынке труда оказываются больше удовлетворены работой, будучи занятыми в бюджетном секторе», — комментирует автор. Это, по её мнению, свидетельствует о возможном отрицательном отборе в бюджетный сектор.

В то же время отсутствуют какие-либо значимые различия в удовлетворённости трудом для работников в возрасте от 35 до 54 лет. Подобный факт говорит о том, что отрицательный отбор, скорее, характерен для отдельных групп, а не для всего сектора, поясняет автор.

В целом, согласно результатам исследования, субъективная оценка удовлетворённости трудом оказалась относительно стабильным показателем. Он мало зависит от изменений, связанных с колебаниями зарплаты, кризисами и реформами в области занятости. «Несмотря на опережающий рост доходов бюджетников и устранение межсекторного разрыва в зарплате, с 2018 года межсекторный разрыв в удовлетворённости трудом был и остаётся в целом незначимым», — комментирует Елена Котырло.

Она приходит к выводу, что бюджетники менее чувствительны к величине заработной платы — как абсолютной, так и относительной. Это, по мнению автора, может говорить о том, что сотрудники госсектора больше ценят возможности самореализации, чувство полезности работы для общества. Но в большей степени автор всё-таки обращает внимание на роль компенсационных механизмов в удовлетворённости трудом людей, работающих в госсекторе.

Для чего это нужно?

Результаты исследования позволяют увидеть, что межсекторные различия в удовлетворённости трудом в России не значимы. Исключение составляют кризисные периоды. В остальном ценность работы в разных секторах на протяжение времени не меняется.

Это важные результаты, поскольку в 2000-2020 годы экономика России достаточно продвинулась в формировании рыночных отношений, а также стабилизировалось соотношение занятых в частном и государственном секторе. Анализ удовлетворенности трудом в динамике даёт возможность узнать, чем объясняется установившееся межсекторное равновесие с учётом денежных и неденежных факторов.

Автор отмечает, что исследование имеет свои ограничения, как, например, использование субъективных оценок удовлетворённости трудом. Поэтому нужен дальнейший научный анализ в этом направлении.
IQ
 

Автор исследования:
Елена Котырло, профессор департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ