• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

109028, Москва,
Покровский бульвар, дом 11, каб. Т-614
(проезд: м. Тургеневская/Чистые пруды, Китай-город, Курская/Чкаловская)
тел: (495) 628-83-68

почта: fes@hse.ru 

Руководство
Первый заместитель декана Мерзляков Сергей Анатольевич
Заместитель декана по учебной работе Покатович Елена Викторовна
Заместитель декана по научной работе Веселов Дмитрий Александрович
Заместитель декана по международной деятельности Засимова Людмила Сергеевна
Заместитель декана по работе со студентами Бурмистрова Елена Борисовна
Мероприятия
12 августа – 24 августа
проводится онлайн 
Книга
Systemic Financial Risk
В печати

Springer Publishing Company, 2024.

Глава в книге
The Living Standards in the USSR During the Interwar Period
В печати

Voskoboynikov I.

In bk.: Oxford Research Encyclopedia of Economics and Finance. Oxford University Press, 2024.

Препринт
Strategizing with AI: Insights from a Beauty Contest Experiment

Dagaev D., Paklina S., Parshakov P.

Social Science Research Network. Social Science Research Network. SSRN, 2024

Памяти Роберта Солоу

Нобелевский лауреат профессор MIT Роберт Солоу умер в своем доме в Лексингтоне в возрасте 99 лет. Наши преподаватели вспоминают великого экономиста, мы публикуем комментарии о вкладе ученого в мировую науку.

Памяти Роберта Солоу

Wang Yiou / Zuma / Global Look Press

Декан ФЭН ВШЭ профессор Сергей Пекарский:

— Хотя по отношению к любому Нобелевскому лауреату такие слова звучат странно, но я бы сказал, что Роберт Солоу – не просто Нобелевский лауреат. Также как и имя Дж. М. Кейнса, его имя остается в памяти у всех, кто изучал экономику даже на вводном уровне. При этом вклад Роберта Солоу в науку не ограничивается базовой теорией экономического роста. И описать его в рамках нескольких строк просто невозможно.

Полтора десятилетия назад мне посчастливилось быть на лекции Роберта Солоу на Летней школе ISEO и воспользоваться возможностью задать ему вопрос. Вопрос был достаточно общим и наивным – о перспективах развития теории эндогенного экономического роста. Ответ ученого, внесшего вклад в науку еще 50 лет назад, поражал глубиной и комплексностью. Это не были просто общие слова.

Но больше всего мне запомнились другие слова Роберта Солоу, сказанные им в ответ на вопрос о роли эконометрики и современных методов работы с данными. Воспроизведу их по памяти: «Полстолетия назад у моих коллег и меня не было таких возможностей по обработке данных, которые есть сейчас. Поэтому мы сначала думали, а потом считали». Как и большинство моих коллег, я с энтузиазмом отношусь к возможностям современной эконометрики, методам машинного обучения и перспективам использования искусственного интеллекта. Но я призываю всех студентов экономистов (да и не только экономистов) помнить эти слова Великого ученого.


Ординарный профессор ФЭН ВШЭ Владимир Автономов:

— Роберт Солоу внес очень заметный вклад в развитие экономических наук. Его принято связывать с созданием так называемой неоклассической модели экономического роста. Надо сказать, что после Второй мировой войны в исследовании макроэкономики главной была кейнсианская парадигма, но Кейнс не занимался ростом, он занимался циклом, и проблемы долгосрочного экономического роста он никак не затрагивал. Были попытки создания неокейнсианских моделей роста, например, Роем Харродом и Евсеем Домаром. Но Роберт Солоу одним из первых (другим был Тревор Суон) предложил свою теорию, основанную на неоклассической экономической теории, когда рост считается производной от основных факторов, от капитала и труда. И предполагается, что в процессе роста, возможно, в частности, замещение капитала трудом и наоборот. В этом главное преимущество неоклассической теории. Раньше неоклассика в макроэкономику не внедрялась, она господствовала на микроэкономическом уровне, а на “макро” в основном была кейнсианская теория. Солоу был в этом смысле основным её глашатаем и провозвестником неоклассической теории роста.

Затем, когда созданную им макроэкономическую функцию экономического роста оценили на данных, выяснилось, что переменные капитала и производительности капитала и труда и производительности труда объясняют, на самом деле, далеко не всё, а где-то около половины всего экономического роста. А что же остаётся? Этот остаток Солоу отнёс на счёт научно-технического прогресса. С этого знаменитого термина “остаток Солоу” началось внимание экономистов к развитию науки, к тому, как она влияет на рост и на другие экономические процессы. Солоу был первым, кто поставил эту проблему.

Но надо сказать, что Роберт Солоу был очень разносторонним человеком. Сначала он выступал против кейнсианцев, за неоклассику. А когда настала пора так называемый микрооснованной макроэкономики, в 70-80-е годы, когда возникли новые макроэкономические теории, основанные на рациональных ожиданиях, то Солоу не согласился и с ними. Он считал, что теории Лукаса, Сарджента, Уоллеса слишком абстрактны, слишком далеко отходят от реальности. И даже несмотря на то, что эти взгляды, в общем-то, победили и широко распространились, Солоу не оставлял попыток с ними спорить, и в научных журналах, и в широкой прессе он жестоко их критиковал.

Я должен сказать, что когда мне один раз в жизни довелось побывать в MIT, в Бостоне, я посмотрел на расписания разных курсов и увидел, что Роберт Солоу читает вступительный курс на первом курсе для экономистов. Понимаете? Нобелевский лауреат, величайший теоретик роста – и занимается тем, чтобы донести до первокурсников суть экономики. Мне кажется, это очень многое говорит о нём. Он старался никогда не отрываться от предметной сути того, что происходит в экономике. Не поддавался игре в чисто технические приёмы, которые позволяют создавать теории. Это был человек, который всё время старался, чтобы макроэкономическая теория, которой он занимался, не отрывалась от реальности.

Например, ещё был такой период, когда он был включён в дискуссию с Джоном Кентом Гелбрейтом и Робином Марисом, у которых была более вербальная и более социальная теория крупной корпорации. Они пытались создать теорию о том, что конкурентный капитализм сменяется мегакорпорациями, внутри которых существует планирование. То есть от рыночной системы происходит переход плановой системе. Солоу был против, и в этой дискуссии тоже принимал участие. То есть, я бы сказал, что Роберт Солоу был одним из самых широко мыслящих экономистов нашей эпохи. Абсолютно всё ему было внятно: и неоклассика, и математика, и модели, и в то же время явления, которые находятся в социально-экономической области. Боюсь, что он был такой последний Великий экономист, которого мы сейчас потеряли.


Первый заместитель декана ФЭН ВШЭ Сергей Мерзляков:

— В 2010 году, будучи аспирантом, я поехал на I.S.E.O Summer School, которую до последнего времени возглавлял Роберт Солоу. Это известное мероприятие, где выступают нобелевские лауреаты, и в тот год среди ключевых спикеров были Джордж А. Акерлоф, Майкл А. Спенс и Роберт М. Солоу. Это было почти 14 лет назад, и уже тогда Роберт Солоу был в возрасте. Но именно он, а не его более молодые коллеги, притягивал внимание всех участников летней школы. Его лекция покорила слушателей своей ясностью и остроумием, а в свободном диалоге со слушателями Роберт Солоу продемонстрировал, что он хорошо владеет актуальной научной повесткой.

Среди прочего, Роберт Солоу скептически высказывался о развитии макроэкономической науки и делился своим видением ее дальнейшего развития. Дело в том, что 2010-й – это год после мирового финансового кризиса, за который многие экономисты чувствовали свою ответственность, так как не смогли заранее предугадать кризис, так что в тот момент требовалось переосмысление того, куда именно должна двигаться макроэкономическая наука.

И если много лет назад Роберт Солоу горячо и остроумно дискутировал о развитии экономической науки с кейнсианцами и особенно с монетаристами, то в 2010 году его слова воспринимались скорее как примирение различных макроэкономических школ в попытке найти ключи к решению современных макроэкономических проблем.

 

Заместитель декана ФЭН по научной работе Дмитрий Веселов:


Роберт Солоу предложил в 1956 году модель, которая легла в основу современных представлений экономистов о долгосрочном экономическом росте. Сменилось несколько поколений исследователей, но модель Солоу остается ключевой в книгах или курсах по макроэкономике.  С нее начинаются курсы по теории экономического роста. «Не каждая простая модель является хорошей», говорит в одном из интервью Роберт Солоу. Особенностью модели Солоу является ее простота и глубина одновременно. Как и в случае с идеальным произведением искусства, Солоу оставляет в модели экономического роста лишь самое необходимое, в пределе модель сводится лишь к одному динамическому уравнению. При этом она обладает способностью объяснить долгосрочные закономерности и ответить на один из ключевых практических вопросов теории роста : могут ли инвестиции в физический капитал гарантировать устойчивый рост. Результат, полученный  Солоу, оказывает схожее воздействие на понимание экономического роста, как и в астрономии переход от геоцентрической к гелиоцентрической системы мира. Солоу убедительно показывает, что накопление физического капитала недостаточно для обеспечения устойчивого роста доходов на душу населения, и экзогенная компонента, не связанная с накоплением капитала, является самой важной.В области теории модель Солоу открыла новую вселенную для исследователя. Если физический капитал не способен объяснить экономический рост,как показывает модель Солоу,  что является ключевым ингредиентом?  В следующие десятилетия экономисты разработали целый набор моделей, отражающих роль образования, технического прогресса, инфраструктуры, институтов и культуры как ключевых детерминантов долгосрочного роста. Многие из этих моделей основаны на модели Солоу или могут быть сведены к ней при определенных предпосылках. Вклад Роберта Солоу является уникальным не только в теории, но и в эмпирике роста. Он предложил метод, который до сих пор является ключевым при описании источников долгосрочного роста.  Его статья 1956 года открыла новую широкую область знаний, за развитием которой он наблюдал с интересом, обсуждая в своих дальнейших работах вопросы, которые стоят перед макроэкономической теорией вплоть до настоящего времени. Восхищает не только академическое наследие Роберта Солоу, но и его способность критически смотреть на теорию, и оставаться интеллектуальным лидером в течение долгих лет жизни.